svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Индийский гигант проснулся

Но успешная трансформация субконтинента представляет собою гонку наперегонки со временем.





http://www.ipg-journal.de/schwerpunkt-des-monats/indien/artikel/detail/der-indische-gigant-erwacht-1080

Марк Заксер, 25.09.2015

Индия, второй гигант Азии, проснулась. Сегодня, после десятилетий непробудного сна, огромная страна показывает самые высокие показатели темпа роста в мире, ворвавшись в группу стран с крупнейшими экономиками. Иностранные инвесторы образуют очереди желающих вложить деньги в преимущественно еще закрытый рынок. В недельном ритме вводятся фабрики, дороги и квартиры. Среди новостей про бедность и насилие с недавнего времени стали пробиваться нотки триумфа в сообщениях о первой миссии на Марс, мирном улаживании конфликтов с соседями или о глобальном шопинг-туре индийских концернов. Премьер-министр Моди, год назад с убедительной победой избравшийся на свою должность, говорит уже о "индийском веке".

Где Индия находится действительно? Миллиард этого народа поздно включился в гонку. Лишь после десятилетий дефицитной экономики и бедности при "социализме с индийским лицом" страна нерешительно открыла свою экономику. За этим последовал подъем, сопровождаемый рекордными показателями роста и страхом падения. Надежда Индии, минуя индустриальное общество, сразу перескочить из аграрного в постиндустриальное, до сегодняшнего дня оставалась обманчивой.

А вот сегодня уже многие верят в то, что в Восточной Азии найден подходящий рецепт экономической модернизации - ориентированная на экспорт индустриализация, идея, разработанная в Пруссии и доведенная до совершенства в Японии, Южной Корее и Тайване, сегодня питает экономическое чудо в лице Китая. В основе своей эта модель следует логике меркантилизма на пару с протекционизмом собственной промышленности ради успеха в международной конкуренции. В противоположность модели импортозамещения восточно-азиатская модель под давлением конкуренции экспортных рынков выступает как двигатель инноваций, чтобы посредством постоянных улучшений производительности гнать предприятия вверх в глобальной цепочке созидания добавленной стоимости.

В начальной фазе этой Великой трансформации выигрыш в производительности создается в первую очередь через поглощение миллионных орд избыточных сельскохозяйственных рабочих городскими фабриками. Как долго этот мотор может работать на предельных оборотах, зависит в первую очередь от наличия этих избыточных рук в сельской местности. В следующие 40 лет Индии предстоит перебросить более 400 млн рабочих из малопродуктивного аграрного сектора в эффективный индустриальный, не потеряв при этом свое преимущество привлекательно низких зарплат. Это удастся, лишь если Индия сможет обойти ряд подводных камней.

Исчерпание модели ориентированного на экспорт рывка индустриализации

Что происходит, когда начинает заканчиваться запас излишней рабочей силы, можно как раз сейчас наблюдать на примере Китая. Обвалы курса на шанхайской бирже могут быть признаком, что в Китае заканчивается первая волна индустриализации. Экономические модели эпохи грюндерства, невиданного экономического взлета, уже не могут далее функционировать под действием роста зарплат и снижения экспорта. Очевидно, что китайские власти осознают подобное развитие событий, намеренно позволяя расти зарплатам, дабы заместить обмелевший экспорт ростом рынка внутреннего потребления. Поэтому часть промышленности, ориентированной на использование дешевой рабочей силы, ушла из Китая. В среднесрочной перспективе для Индии это хорошая новость. Если создать правильный климат, то действительно налицо реальный шанс принести Индии широкомасштабную фабричную промышленность. Поэтому с большой эйфорией в Индии приветствуется запланированное создание производящих мощностей международными концернами вроде Foxconn, Cisco, Дженерал Электрик, Рено, Форд, Даймлер, этими предвестниками промышленного бума.

Ловушки социальных и политических трансформаций

После штурма и натиска первых лет грюндерства свою добычу начинают караулить новые опасности. Юго-Восточной Азии предстоит понять горькую истину, что процесс трансформации может в любое время "схлопнуться" даже в странах со средним уровнем доходов. Таиланд и Малайзия в годы своего экономического роста упустили шанс продвижения в технологическую верхушку мира. Сегодня рост зарплат, коррупция и политические неурядицы отпугивают международных инвесторов. Отнюдь не случайность, а предупреждение, что так называемая "ловушка средних доходов" на самом деле является политической западней. Чтобы оставаться конкурентноспособными в условиях повышения зарплат, предприятия должны постоянно карабкаться вверх в мировой цепочке создания добавленной стоимости. Но постоянное повышение производительности через инновации могут обеспечивать лишь хорошо образованные лица трудоспособного возраста.

Поэтому государство должно в полной мере инвестировать в способности всех граждан, чтобы полностью задействовать их потенциал. Но финансирование этого аппарата активизации часто натыкается на сопротивление среднего класса, не понимающего, почему их налоги должны делиться на "неумытые массы". Настроение блокады у привилегированных слоев, опять же, вступает в конфликт с претензиями городских новичков на интеграцию в общество как полноценных граждан с равными политическими и социальными правами. Политическая борьба за долю в пироге угрожает удушить экономическое развитие. Социальное и политическое развитие вовсе не представляет собою роскошь, удовлетворение которой можно сколь угодно отодвигать по своему желанию, нет, это предпосылка для стабильного роста экономики.

Окно глобальных возможностей закрывается

И над мировой экономикой начинают сгущаться тучи. Уже сегодня издержки производства во многих развивающихся странах находятся на уровне и даже выше, чем в США. Тренд на перемещение производств из промышленно развитых в развивающиеся страны начинает разворачиваться обратно. Только за последние 13 месяцев в этом обратном направлении утекло свыше триллиона долларов США.

В то время, как в большинстве развивающихся стран растут зарплаты, в старых промышленных странах автоматизация производства резким образом снижает издержки производства. А когда теряется преимущество в дешевизне рабочей силы, другой вес начинают приобретать такие критерии, как качество, правовая защищенность или протяженность транспортных путей. Цифровая революция способстствует дальнейшему ускорению тренда на возвращение промышленного производства в традиционные индустриальные центры.

Так возникает вопрос, а способна ли еще модель ориентированной на экспорт индустриализации существовать и далее в цифровом и глобализированном мире? Сегодня благодаря техническому прогрессу требуется куда меньше работников, чтобы производить прежние количества товарно-материальных ценностей. К тому же в условиях глобального рынка трудоемкие производства теряют свои локальные преимущества даже при незначительных повышениях уровня оплаты труда. Дани Родрик видит в этом угрозу "преждевременной деиндустриализации", то есть краха процесса развития еще до достижения уровня, на котором дальнейший подъем можно осуществлять за счет собственных усилий.

В свете глобальных избыточных производственных мощностей становится проблематичным нахождение на мировом рынке места для еще одного промышленного гиганта. В конце концов Китай и Индия уперлись в границы планеты уже только в силу одних своих размеров; просто недостаточно сырья, чтобы продолжать ресурсоемкий процесс индустриализации. Короче, окно возможностей для ориентированной на экспорт индустриализации начинает закрываться.

Гонка Индии наперегонки со временем

Таким образом, Индия стоит перед задачей века - стать индустриальной нацией, прежде чем закроется глобальное окно возможностей. Под девизом "Делай в Индии" правительство тратит валюту, чтобы изо всех сил создавать производящую промышленность. В среднесрочной перспективе шансы для этого хороши. Падение цен на нефть и сырье дает Индии как импортеру необходимую передышку для массированных инвестиций в инфраструктуру. Здоровые базовые макроэкономические показатели делают страну желанной для международных инвесторов. Исход сектора экономики дешевой рабочей силы из Китая обещает Индии дополнительный стимул.

Остается проблематичным, хватит ли всего этого, чтобы в ближайшие десятилетия ежегодно создавать свыше 10 млн рабочих мест. Индийская бюрократия с ее страстью к зарегулированию и неэффективностью имеет давнюю историю погубленных шансов. Поэтому правительство пытается передачей компетенций и сбора налогов на уровень федеральных штатов страны выдать нужду за добродетель. Если удастся формальную федерализацию преобразовать в лучшие решения в ходе конкурентной гонки, то действительно будет создан новый мотор для реформ. На деле же сомневаются отнюдь не одиночки, что реально удастся своевременно создать рабочие места в производящей промышленности для многомиллионного войска сельскохозяйственных рабочих. Поэтому взоры многих обращаются на сферу бытового обслуживания как следующую по мощности машину создания рабочих мест. Впрочем, IT-сектор уже показал пределы своего роста, обусловленного ограниченным числом высококвалифицированных сотрудников. Поэтому для зачастую необразованных работников сельского хозяйства много рабочих мест создать не удастся.

Таким образом, время играет против Индии. Если за ближайшее десятилетие не получится выйти на уровень, с которого индийцы смогут уже сами определять свою судьбу, то гравитационные силы мировой экономики угрожают "приземлить" страну обратно. Это тем более трагично, что едва ли еще какой-либо другой культуре, кроме индийцев, прямо-таки предназначено в силу их коммерческой жилки, искусства импровизации, креативности и связанной узами родства распространенности по миру быть преуспевающими в веке цифровых технологий. Но Дели понимает свои шансы стать "цифровой Индией". В настоящее время в ста "умных городах" создана инфраструктура для цифрового общества.

Тот, кто хочет управлять гонкой Индии наперегонки со временем, должен иметь представление о том, как эта Великая трансформация может реализоваться. Чтобы не разбиться на полпути об экономические, политические или социальные рифы, Индия должна подогнать свой общественный договор под потребности быстро изменяющегося общества. Выход из этой трансформационной ловушки только через социальный компромисс между всеми классами. В ответ на финансирование шансов на социальный подъем большинства средний класс также получает нечто взамен: стабильность, уверенность, хорошее правительственное управление и первоклассную общественную сферу обслуживания. В западных обществах гордиев узел социальной демократии распутывается через социальный компромисс. Социал-демократический общественный договор создает базу для межклассовой солидарности, без которой невозможен стабильный рост экономики. Благосостояние для всех, социал-демократические сущностные обязательства могут стать формулой и трансформации Индии. Развитие представления о том, как должен выглядеть проект трансформации, работающий в условиях индийского общества, вот главный вызов всем прогрессивным силам страны. Если удастся примирить с собой политическое, социальное и экономическое развитие, то Индия может выиграть гонку со временем.
Tags: Школа высших смыслов, переводы, экономическая война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments