August 19th, 2014

Еще чуть-чуть, и легенда окончательно станет бронзой

"Игорь Стрелков (по некоторым данным, настоящая фамилия – Гиркин) после провозглашения независимости ДНР получил статус министра обороны республики".

http://www.vz.ru/news/2014/8/19/700953.html

По некоторым данным... Разве это не прелестно?

Если я правильно понял, эти богатенькие буратины, эти жадёбины, вместо пожертвований 100 баксов ...

... на социально полезное дело, предпочли облиться холодной водой?

"Участники акции должны вылить на себя ведро ледяной воды и разместить видеозапись процедуры в интернете. После этого они могут бросить вызов своим знакомым. Если те не выполнят задание в течение 24 часов, то обязаны пожертвовать 100 долларов в пользу фонда ALS Association. Цель Ice Bucket Challenge – повысить осведомленность людей о заболевании центральной нервной системы под названием боковой амиотрофический склероз (ALS).

В благотворительном флешмобе уже приняли участие многие знаменитые персоны: Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Стивен Спилберг, Мики Рурк, Леди Гага, Бритни Спирс, Джастин Тимберлейк".

Много денег, свободы, заоблачного секса - так со стороны выглядит профессия пилота.

Однако рутина профессии выглядит иначе. Работник "Люфтганзы" рассказывает, что в действительности происходит в кабине летчика.





Я всегда считал, что полеты - это круто, и в 17 лет подумал о себе, а почему бы и нет? После окончания средней школы я был принят в летную школу "Люфтганзы" в Бремене. Эта профессия у меня в крови - два моих деда летчики, еще несколько человек родни работают бортпроводниками. Извне эта работа считается престижной, действительность же заключается в том, что она зачастую скучна.

Когда я еще летал на местных авиалиниях, то пять дней неделю у меня была первая машина в расписании Гамбург - Франкфурт. Иными словами, каждый день я должен был вставать в 4 часа утра. Уже это не просто, но были и куда более утомительные вещи.

Сейчас мне 31 год, и я уже два с половиной года летаю вторым пилотом на больших самолетах "Люфтганзы" в Южную Америку: Сан Паулу, Буэнос Айрес, Мехико. В месяц у меня получается 6-8 ночных полетов, на первый взгляд, это кажется немного, остальные дни, однако, приходится обязательно восстанавливаться.

Я часто летаю маршрутом Франкфурт - Сан Паулу. От подъема из родной постели в Гамбурге до прибытия в Бразилию я бодрствую до 30 часов подряд. Разумеется, во время полета у нас есть паузы для отдыха, однако по настоящему спать в это время не получается - шумно, плохой воздух. Все это влияет на физическое состояние: пилот, летающий на дальние расстояния, выглядит на пяток лет старше того, кто летает на местных линиях. Однако, снотворное или подобные препараты я не принимаю.

За два с половиной года дальних полетов я лично провел около 30 стартов и посадок. В эти моменты я предельно сконцентрирован и напряжен. После старта мы, впрочем, включаем режим полной автоматики, переходя в случае хорошей погоды и спокойной атмосферы в царство скуки: в Южную Америку мы всегда летим ночью, когда единственное, что может посчастливиться увидеть, так это Луну. А если мы летим над Атлантикой, то раз в час посылаем отчет. Так вот.

Из трех пилотов всегда один отдыхает, поэтому мы сидим в кабине вдвоем. Чаще всего мы незнакомы. С одним легко и весело, с другим уже через пять минут не о чем разговаривать. И что дальше? Читать в полете нам запрещено, но капитаны, как правило, смотрят на нарушения запрета сквозь пальцы. Однако когда-нибудь и журналы на борту самолета оказываются прочитанными, или ты просто устаешь читать дальше.

Бассейн, коктейли, девушки - да, иногда бывает

А бывает так, что во время полета в Южную Америку ты попадаешь в грозовую зону: ты над Атлантикой, все трясется и стучит, и так четыре с половиной часа, ты ничего не видишь, ориентируешься лишь по радару, но и тот зачастую не выдерживает испытания, начиная выдавать ошибки, на средней и дальней дистанции грозовые облака он видит плохо, а ты должен найти путь сквозь непогоду, или попытаться облететь грозовой фронт. Я это уже не раз ощущал на собственной шкуре. Однажды нашу машину на пути в Мехико неожиданно подбросило вверх на 250 метров. Как я был рад, когда снова ощутил под ногами землю.

В Буэнос Айресе у нас всегда есть два дня отдыха. По дороге туда я еще в приподнятом настроении, предвкушаю стейк под красное вино. Обратный же путь меня раздражает, ведь я знаю, что ждет меня дома. Я регуляно просыпаюсь там в 4 часа утра, после чего не могу уснуть. Чаще всего первый день для меня просто потерян.

То, что мы после полета только и делаем, что закатываем вечеринки, полеживая у бассейна с коктейлями и красотками, - неправда. Точнее, правда лишь отчасти. Когда я недавно был в Дели, я вообще ничего не делал, у меня не было ни малейшего желания посмотреть город. Я сидел в отеле, и ждал, когда можно будет полететь обратно домой. Впрочем, в Сан Франциско, Лос Анжелесе, Гонконге я всегда выбираюсь в город, зачастую вместе с коллегами. Также всегда есть чем развлечься в Бангкоке. В подобные моменты жизнь членом экипажа вполне хороша.

И работа хорошо оплачивается. Я получаю "грязными" 8500 евро в месяц, а если через шесть-семь лет стану капитаном, то мой оклад соответственно вырастет. В любом случае, с финансовой точки зрения это правильный выбор профессии.



Первые женщины - пилоты "Люфтганзы", Николя Лизи и Эви Хетцманнседер, 1988.

http://www.spiegel.de/karriere/berufsleben/lufthansa-mitarbeiter-erzaehlt-aus-dem-cockpit-mein-leben-als-pilot-a-979723.html