November 20th, 2016

И эта нация высадилась на Луну?

"До меня тут был курс общей химии, который чуть не закончился разгромом программы. Боссиха наняла черную девушку с докторской степенью из черного университета в Джорджии. Девушка очень душевная, но такого невежества даже специально вообразить нельзя.

Она не то не знала химию вообще, но знания у нее были отрицательные. Пьяный слепоглухонемой заяц, мечущийся по клавиатуре с таблицей Менделеева, писал за нее лекции и экзамены.
...
А вот по финансовым поступлениям города нанесла внезапный и, как оказалось, непоправимый урон одна коммунальная реформа.

Власти Питерсберга решили установить всем пользователям «умные» водяные счетчики. Однако часть из них были неправильно откалиброваны, а другая часть неправильно установлены. В результате одним жителям стали приходить гигантские счета, а другим счета вообще приходить перестали.

Население бросило платить за воду, и это создало дыру в доходной части бюджета.

Городские власти не могли придумать ничего лучшего, чем покрывать возникший дефицит кредитами, включая краткосрочные под высокий процент. В какой-то момент Питерсберг уже не мог оплатить и их".

http://vz.ru/columns/2016/11/19/844528.html

И он рассказал лошади всё (с)

Я ничего не имею против этой самой Марианны, но есть же конспирация (!) и общее дело (!). Кровью пишут не только армейские уставы.

"Он подступил к Марианне и схватил ее за руку. Она ее не приняла - и только посмотрела ему в лицо. - Послушайте! - воскликнул он с внезапным, сильным порывом. - Послушайте меня! - И тотчас же, не садясь ни на одно из двух-трех стульев, находившихся в комнате, продолжая стоять перед Марианной и держать ее руку, Нежданов с увлечением, с жаром, с неожиданным для него самого красноречием сообщил Марианне свои планы, намерения, причину, заставившую его принять предложение Сипягина, - все свои связи, знакомства, свое прошедшее, все, что он скрывал, что никому не высказывал! Он упомянул о полученных письмах, о Василии Николаевиче, обо всем - даже о Силине! Он говорил торопливо, без запинки, без малейшего колебанья - словно он упрекал себя в том, что до сих пор не посвятил Марианны во все свои тайны, словно извинялся перед нею. Она его слушала внимательно, жадно; на первых порах она изумилась... Но это чувство тотчас исчезло. Благодарностъ, гордость, преданность, решимость - вот чем переполнялась ее душа. Ее лицо, ее глаза засияли; она положила другую свою руку на руку Нежданова - ее губы раскрылись восторженно... Она вдруг страшно похорошела!

Он остановился наконец - глянул на нее и как будто впервые увидал это лицо, которое в то же время так было и дорого ему, и так знакомо.

Он вздохнул сильно, глубоко
- Ах, как я хорошо сделал, что вам все сказал! едва могли шепнуть его губы.
- Да, хорошо... хорошо! - повторила она тоже шепотом. Она невольно подражала ему, да и голос ее угас. И значит, вы знаете, - продолжала она, - что я в вашем распоряжении, что я хочу быть тоже полезной вашему делу, что я готова сделать все, что будет нужно, пойти куда прикажут, что я всегда, всею душою, желала того же, что и вы..."

Революционэр. Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции.

Экая мелочь, право слово

Фабрика, очевидно, была в полном расцветании и завалена работой; отовсюду несся бойкий гам и гул непрестанной деятельности: машины пыхтели и стучали, скрыпели станки, колеса жужжали, хлюпали ремни, катились и исчезали тачки, бочки, нагруженные тележки; раздавались повелительные крики, звонки, свистки; торопливо пробегали мастеровые в подпоясанных рубахах, с волосами, прихваченными ремешком, рабочие девки в ситцах; двигались запряженные лошади... Людская тысячеголовая сила гудела вокруг, натянутая как струна. Все шло правильно, разумно, полным махом; но не только щегольства или аккуратности, даже опрятности не было заметно нигде и ни в чем; напротив - всюду поражала небрежность, грязь, копоть; там стекло в окне разбито, там облупилась штукатурка, доски вывалились, зевает настежь растворенная дверь; большая лужа, черная, с радужным отливом гнили, стоит посреди главного двора; дальше торчат груды разбросанных кирпичей; валяются остатки рогож, циновок, ящиков, обрывки веревок; шершавые собаки ходят с подтянутыми животами и даже не лают; в уголку под забором сидит мальчик лет четырех, с огромным животом и взъерошенной головой, весь выпачканный в саже, - сидит и безнадежно плачет, словно оставленный целым миром рядом с ним, замаранная той же сажей, свинья, окруженная пестрыми поросятами, пожирает капустные кочерыжки; дырявое белье болтается на протянутой веревке - а какой смрад, какая духота всюду! Русская фабрика - как есть; не немецкая и не французская мануфактура.

Нежданов глянул на Маркелова.
- Мне столько натолковали об отменных способностях Соломина, - начал он, - что, признаюсь, меня весь этот беспорядок удивляет; я этого не ожидал.
- Беспорядка тут нет, - отвечал угрюмо Маркелов, - а неряшливость русская. Все-таки миллионное дело!

- Паниковского бьют! - Уже? (с)



"История установки доски адмиралу Колчаку и моментального акта вандализма над ней невероятно поучительна. Оставим в стороне споры вокруг этой исторической фигуры. Подавляющее большинство выступивших «за» или «против» основывались либо на фильме «Адмиралъ», либо на базовых конструкциях советской агитации и пропаганды".

http://vz.ru/opinions/2016/11/18/844472.html

А я, к примеру, не имею ничего против увековечивания памяти Слащева-Крымского, или Деникина, не примкнувшего к вермахту в 41-м. Достаточно вполне себе консенсусных фигур. Но кто-то явно ведет общество к расколу.