February 28th, 2019

Гроза двенадцатого года настала — кто тут нам помог?

Остервенение народа, Барклай, зима иль русский бог?



В начале второго тома "Войны и мира" вдруг поймал себя на мысли, что дальше читать просто нет смысла. Я знаю, что в жизни отребья, живописуемого Толстым, в свое время появилось наполеоновское нашествие на Россию и, как следствие, аж Отечественная война 1812 года. А что было бы без этой Отечественной войны, придавшей их блядскому существованию высокий смысл?

За весь первый том и кусочек второго я встретил единственного положительного персонажа в мужской части героев романа (Василий Денисов), и крайне мало положительных персонажей в женской.

Кого ни возьми, хочется только сплюнуть и растереть.

Read more...Collapse )

Вот оно, оболванивание заимствованиями из чужого языка

"В Инстаграме Евгении Медведевой разразилась битва в комментариях, как со стороны поклонников фигуристки, так и со стороны хейтеров".

Почему если кто-то не поклонник Икс, то он сразу его ненавистник? Почему нет других градаций, а сразу "хейтер"? Модное слово сразу искажает картину происходящего. Вообще-то для ненависти существует антоним "любовь". Значит, если по ту сторону баррикад Медведевой ненавистники, то по эту должны быть ее любовники. Любовники, а не поклонники!

Так и говорите по-русски, экскьюз ми... по-английски:

"В Инстаграме Евгении Медведевой разразилась битва в комментариях, как со стороны бой-френдов фигуристки, так и со стороны хейтеров".