October 1st, 2020

Нет, ребята, никогда мы при коммунизме жить не будем

Не построишь его с такими мудаками:

О том, чем плох коммунизм

— Вы заметили, что в нашей стране развита черная зависть? Знаете, откуда это взялось? Скажите спасибо Марксу с Лениным. С каждого по возможности, каждому по потребностям. Допустим, у меня есть 100 рублей, у тебя — 0, но с нас с каждого взяли по возможности. Я скинул в общак 100 рублей, а ты ничего не дашь. При этом у меня потребностей 0, а у тебя — на 100 рублей. Ты 100 рублей себе забрал, а ничего не сделал. То есть, что мы сделали? Воспитывали лоботрясов, которые смотрели и говорили: «О, а почему у него машина, а у меня ее нет? Мне же ее охота!». А что ты сделал, чтобы ее получить? Ничего.

Российский чемпионат - не дно, а днище!

В которое непрерывно стучат снизу.

«Браво! Всем, кто говорит, что российский чемпионат — дно. Достали уже», — сказал Дзюба на видео.


Можно подумать, что две российские команды вышли в финал лиги чемпионов.

Нет, три команды всего лишь попали в групповой турнир. В котором наши команды регулярно ставят в коленно-локтевую позу, ни в чем себе не отказывая.

Посмотрю для начала, какие кульбиты в постели будет выдавать в текущем розыгрыше тот же "Зенит". Во главе с тем самым Дзюбой.

Какой позор. Мы постоянно боремся с Португалией аж за шестую строчку в клубном рейтинге УЕФА, не мечтая даже о полуфиналах и финалах. Вот предел наших мечтаний - три клуба в групповом турнире! В то время как другие поднимают над своими головами кубки. Но не мы.

И всё же мне досадно, одиноко:
Ведь эта Муза — люди подтвердят!
— Засиживалась сутками у Блока,
У Пушкина жила не выходя.


Жизнь человека дороже :-)

Инвентарное имущество - вечные, по мнению 'вещевиков', предметы: канадка, меховые штаны к ней, ПШ, бинокль, пистолет Вери (имя изобретателя) сигнальный, койка, сапоги и т.д. Списывается лет через сто, или же во время шторма, с записью в вахтенном журнале: 'Во время ремонта якорного устройства в период шторма (волнение моря 8 баллов), был смыт за борт штурман, на котором находились: канадки - 2, штаны меховые -4, пистолет Вери на груди и бинокль в кармане, 6 комплектов ПШ и 9 комплектов водолазного белья. Якорное устройство отремонтировано, штурман спасен посредством подачи 6 коек с приданной им дополнительной плавучестью, путем привязывания сапог яловых (23 шт.) и укрепленных 30 метрами швартового конца. Всю одежду, что была на нем, штурман сбросил, чтобы удержаться на плаву.

Койки, из-за набора воды в плавучесть, затонули вместе с ней.

Это просто пздц какой репрессивный механизм

В Хабарах мы прожили примерно полтора года. Отец, кроме основной работы, как член райкома партии, являлся уполномоченным по проведению уборочной в одном из колхозов района. Колхоз не сумел в установленный срок рассчитаться с государством по хлебопоставкам, что, очевидно, сорвало своевременный рапорт районных властей о завершении хлебосдачи. Расправа была скорой. Отца исключили из партии и судили, затем отправили в тюрьму, а оттуда в колонию.

Помню, как во дворе милиции формировали колонну осужденных. Это было в декабре 1934 года. Там было не менее 40–50 человек, в основном простые колхозники. Уже в то время начала раскручиваться и набирать обороты сталинская репрессивная машина. Судили даже за несколько колосков зерна, подобранных колхозником или колхозницей на поле. Колхозники работали без каких бы то ни было норм и почти без всякой оплаты, за так называемый трудодень — палочку в ведомости. Любое недовольство жестоко подавлялось, виновный объявлялся «врагом народа» со всеми вытекающими последствиями.

После ареста отца нас зимой выселили с квартиры. Жить какое-то время пришлось у Евгения Станиславовича Можного — племянника отца, также работавшего в госбанке. Две семьи, наша и его, ютились в двухкомнатной квартире. Весной мы переехали в Знаменку к брату отца Меркурию Петровичу и нашей бабушке Степаниде Петровне и жили в их избушке.

Отца вскоре освободили, и он устроился на работу в госбанке города Славгорода.

Так признала, что заныкал в самый что ни на есть схрон

Пап, ты красногвардеец?

— Было дело...

— А революцию видел?.

— Видел. В Петрограде видел.

— А как ты там оказался?

— Солдатом служил. С фронта пригнали, чтобы мы против революции были. А мы всем полком за революцию.

— А потом?

— Что потом? Воевал в гражданскую. Банды ликвидировали. Вот и все тут, — подмигнул отец, натянул фуражку мне на глаза и добавил: — Подрастешь, Саша, расскажу.

Collapse )