svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Таких не берут в космонавты



Так и не посмотрел "Салют-7", наевшись известной субстанции, ставшей основой "Времени первых". И для начала решил прочитать от одного из участников, что же там было? Ну, то что с Земли грузовиком забывают прислать нужные кабели, или приходится бороться с разнобоем крепежа, это как бы полбеды. Станция большая, за всем не уследишь.

Но человеческий фактор! Вот о чем оказалось читать крайне неприятно. Ведь 1985-й год уже, методики отбора экипажей уже давно должны быть отшлифованы. И вдруг такая осечка с Васютиным. Началось все с малого, а потом пошло-поехало.

"Вчера вечером, когда среди нас зашел разговор об окончании экспедиции, я сказал, что нужно попросить ЦУП продлить полет на три дня, чтобы закончить эксперименты, которые мы не успели сделать с Джаном из-за неполадок станции в первые дни нашей экспедиции. Володя Васютин как-то сразу изменился в лице и замолчал. Потом говорит: «В авиации есть принцип: не менять запланированное задание». Меня насторожило его раздражение, вызванное этим разговором.

Перед сном он подлетел ко мне и завел разговор о некоторых проблемах своего самочувствия. Как мог, я его успокоил.
...
У Володи опять небольшой срыв, хандра, раздражает его музыка. Лечу лекарствами и советами. Самое лучшее лекарство — это работа...У ребят сегодня месяц со дня старта.
...
Жизнь на станции идет своим чередом, начали подготовку к выходу в открытый космос. Настораживает старая Володина болячка, которая возникла, по его словам, после тренировки в гидролаборатории. Решили с Землей не консультироваться до выхода.
...
Ну и денек сегодня! А началось все вчера. Тренировка по выходу была выполнена, все сделали, как учили. Смотрел на Васютина, тяжело ему, весь напряжен. Комок нервов. Вечером за ужином твердо сказал, что нужно консультироваться с Землей по вопросу болезни, ждать дальше нельзя. Саша меня поддержал, он, конечно, знал, что было на Земле перед полетом. Провели сеанс встречи с семьями, а в последнем сеансе я вызвал на связь заместителя руководителя полетом по медицинской части и попросил перейти на закрытый канал связи. Сказал, что состояние здоровья В. Васютина вызывает опасения. Если есть необходимость выхода в открытый космос, то пойду я с Волковым. Далее В. Васютин рассказывал, что с ним произошло. Говорить Володе было сложно, можно понять его состояние, он очень подвел всех, сорвал программу. Сеанс закончился. Долго не ложились спать, успокаивая его, так как началась истерика. Ночь почти не спали, состояние больного было крайне сложное.
...
Настроение у Васютина к вечеру чуть улучшилось. Спал первый шок, так как вылил все из себя, но сразу же превратился в больного. Раньше держался.
...
Утром в сеансе связи В. Васютин сообщил В. Голубчикову, что на Земле перед полетом прошел курс лечения. Земля задумалась. Представляю, что там происходит. Время неумолимо. Космический век короток. Возрастной барьер с каждым годом становится все более непреодолимой преградой. Срыв на тренировках, не говоря уже о полете, всегда вызывал настороженность медиков.

Мысли всякие, очень хочется закончить программу полета, которая началась с таких трудностей. Особенно сейчас, когда все работает на борту, только бы и заниматься исследованиями. Но вот сегодня, когда Володя сознался врачам, что эта болезнь у него старая, те как-то неопределенно сказали: «Да...», — и мне опять показалось, что на Земле не верят в успех лечения.
...
В. Васютин по-прежнему с температурой и хандрой, но физическое состояние улучшается. Врачи успокаивали, что еще дней десять и будет здоров. Скорей бы, а то он уже начинает действовать на нервы. Работы он никакой не делает, а только пристает со своими рассуждениями на тему: что с ним будет дальше.
...
ЦУП как-то потерял темп в работе. Иногда на наш запрос ждем ответа 2–3 дня, а если не переспрашивать, то и того дольше. Уже который день сообщаю, что летаем в районе полярных сияний над нашей страной, наверное нужны постоянные наблюдения, фотографирование. Вопрос задан, а ответа нет. Видимо все думают о нашем больном. У В. Васютина состояние здоровья волнами. Сегодня вечером он пристает к нам с вопросом, не слышим ли мы музыку. Вот уже две недели мы ее вообще не включаем, так как она его раздражает.
...
Сегодня на Земле праздник, а значит и у нас, так как мы — малая часть страны, которая сделала эту технику и доверила нам работать на ней. Это очень большое доверие. А значит, на нас лежит огромная ответственность. Ну, да ладно, справимся.
...
Володя долго опять рассказывал врачам по закрытому каналу связи о своем состоянии. Так как сегодня у врачей консилиум. Самочувствие у него сегодня опять неважное. Успокаиваю его как могу, понимаю, что он устал от своей болячки, а еще больше от дум: как он будет дальше летать, как заниматься физкультурой. Вот уже больше двух недель он не делает физо. Это чревато тяжелыми последствиями.

Вечером пришла радиограмма о новом курсе лечения, рассчитанном на тридцать дней. Полный покой, медикаменты, диета. В общем, лечение, а затем восстановление до конца экспедиции. Сразу же говорил с Голубчиковым. Рассказал о самочувствии Володи по своим наблюдениям. Ему худо, и сегодня опять пришлось обняв его, успокаивать.
...
Днем вышел на связь В. Благов и сказал, что медики дали заключение о выздоровлении Володи и нам разрешен выход. Но мы видели, что здоровье у Вовки не улучшилось ничуть. Сегодня его даже вывернуло наизнанку. Наверное это от большого количества антибиотиков, которые плохо действуют на печень. Да еще и попытки начальства, как-то по солдатски поддержать его плохо действуют. Был на связи Г. Береговой и рассказывал о том, как 40 лет назад нужно было пройти через зенитное заграждение. Володе от такой поддержки стало далеко не лучше.
...

Писать вчера не хотелось и сегодня тоже. 17 ноября было принято решение о посадке.

Как хорошо начиналось утро. Подготовили скафандры к выходу, должна быть тренировка и перед ней выходят на связь врачи, чтобы задать дежурный вопрос Володе: «Как дела?». Когда он опять утром пропел о своих симптомах, сразу же вышел на связь В. Рюмин и сказал: «Все. Стоп... Принимаем решение о замене блоков радиосвязи, а к вечеру подготовим решение о посадке». Он спросил меня, сколько нужно времени на перенос грузов из «Космоса-1686» и консервацию станции. Я попросил у него неделю. После сеанса связи с семьями В. Рюмин вышел на связь и огласил решение Государственной комиссии: «В связи с болезнью В. Васютина, назначить командиром экипажа В. Савиных. Посадка корабля «Союз Т-14» назначена на 21 ноября». Невольно вспомнилась последняя фраза из «На дне» М. Горького: «Такую песню испортил...»
...
Вот так неожиданно мы должны возвращаться домой раньше срока. Не хочется, потому что не выполнена важная часть программы, есть настрой и желание работать. Я очень часто вспоминаю слова своего учителя, летчика-испытателя Сергея Николаевича Анохина. На вопрос: «Чего он боялся больше всего в жизни?», — был ответ: «Сраму».
...
На Земле была прекрасная погода, легкий морозец, дышалось легко. Но радость встречи с Землей немного омрачена. Подошел А. Леонов, совсем не радостный, улыбается через силу.
...
Еще древние говорили: храните молчание, если не хотите сказать правду. Я вовсе не желаю подправлять историю, но что было, то было. Именно возвращение правды вносит необходимые коррективы в осознание всей сложности штурма космоса"
...
Однако дальнейшая наша судьба никак не определится. Неделя, которую обычно космонавты после возвращения проводят на «Байконуре», прошла. Скоро подойдет к концу третья, но отбытие в Москву не предвидится. К тому же в этот момент я получаю известие о смерти моей любимой бабушки. Но даже из-за такого экстренного случая разрешения вылететь на похороны мне от руководства добиться не удалось. На погребение ездила только моя жена Лиля...

Держали нас на космодроме в течение месяца. Как потом выяснилось, не могли принять решение относительно оценки нашей работы: наградить или наказать.
...
В столице 22 декабря был морозный день, но на Чкаловском аэродроме много встречающих. Строевым шагом идем к Председателю Государственной комиссии генерал-полковнику К. А. Керимову. Докладываю: «Товарищ Председатель Государственной комиссии. Экипаж прибыл после завершения полета. Командир корабля «Союз Т-14» В. Савиных».

Объятия друзей, соратников и семьи. Среди встречающих вижу и В. Васютина. Он говорит, что у него все нормально. О моих чувствах к нему в этот момент вспоминать не хочется.
...
По-разному сложилась судьба у всех нас после того коварного полета. Васютин по медицинским показателям выбыл из отряда космонавтов и ушел учиться в Академию имени Ю. Гагарина. Мы с Сашей продолжили тренировки. В 1988 году я в третий раз слетал в космос, уже на станцию «Мир», в составе советско-болгарского экипажа".


Вот так вот. А в фильме "Аполлон-13" одного астронавта буквально перед стартом отцепили потому, что выяснилось, что у него иммунинета перед корью, а он побывал в гостях у кого-то, кто ею болел. И раз, и заменили на дублера. Обидно, что командир экипажа не захотел рисковать, и высказался за замену. И вот отцепленный в ходе спасательной операции по возвращению экипажа на Землю, когда весь их ЦУП стоял на ушах, не преминул упомянуть, что корью он так и не заболел. Вы меня не взяли, а я взял, и не заболел. А что я говорил? Кстати, один из тех, кто полетел, уже в полете заболел, простудился от низкой температуры на обесточенном корабле. Но к нему какие могут быть претензии? Форс-мажор уже на стадии полета. В отличие от нашего молчуна с миной замедленного действия. Которому так хотелось полететь в космос, что ради этого оказалось можно переступить через интересы командной работы. Авось... А вдруг обойдется... Не обошлось. И вместо того, чтобы вытурить подальше от космоса с волчьим билетом, косячника отправили учиться в родную академию. Еще бы Союз не распался. Тот, который Советский, а не тот, который номер 7. Уж если в космосе такая хрень творится, то что спрашивать с грешной земли.

Так что думаю, теперь можно смотреть смело "Салют-7". Чего бы там ни нахреновертили ради красного словца, главное, что там не будет истеричного больного. Уже за это создателям кинофильма следует поклониться до земли. Ведь могли же, а не сделали. Ну какие лапочки...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments