svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Category:

Советские военные мемуары как советские фильмы

Крупному, яркому, самобытному человеку никакая цензура не может заткнуть рот. Хоть и видно здесь и там понаставленные рогатки, но все равно живой человек вот он, на страницах, стоит только протянуть руку.

После мемуаров Белобородова читаю и наслаждаюсь мемуарами Николая Ивановича Крылова, начальника штаба 62-й армии, защищавшей Сталинград. Причем в отличие от описания хода военных действий в характеристиках действующих лиц тех событий он явно более свободен от формальных канонов. И эти характеристики особенно интересны. А что касается войны, то явно прослеживается, что весь 42-й год нашу авиацию буквально возили носом по батарее парового отопления. 14 октября, когда немцы предприняли последний и самый мощный штурм города, наша истребительная авиация просто не смогла подняться с заволжских аэродромов, будучи заблокированной немецкими истребителями. Кто первый встал... И тем отчетливее его дань уважения тем, кто даже в таких условиях смог показать максимум возможного. Это, безусловно, относится к артиллерии. Кстати, есть у меня мемуары Ганса фон Херварта "Между Гитлером и Сталиным", который с начала 30х годов работал в посольстве Германии в Москве.

Потом в конце 30х его погнали с дипломатической службы за еврейское происхождение, но поскольку он был все-таки "фон", то очутился в вермахте, а с ним в 41-м году и на нашей земле. Так вот для него первые полгода были просто ад кромешный, пока он не перебрался в адъютанты генерала Кестринга, коему было поручено формирование воинских частей из наших военнопленных. В частности, первым же неприятным сюрпризом для него явились "квалитет унд квантитет" советской артиллерии, то есть ее количество и качество. Вот и из мемуаров Крылова отчетливо видно, что наша артиллерия была в Сталинградскую битву тем немногим, что на равных билось с гансами.

Но я отвлекся, а хотел процитировать его теплое отношение к той части авиации, кто в своей нише, но все таки смог на все сто отработать на победу:

"На ряде участков нам существенно помогла авиация. В Сталинграде — и это относится, конечно, не только к тем дням, о которых я веду речь сейчас, — питали особенно теплые чувства к летчикам-ночникам. Из общего числа вылетов на поддержку 62-й армии на их долю приходилась добрая половина, а иногда и больше. И даже когда противник господствовал в воздухе — так было еще совсем недавно, — ему редко удавалось не подпускать к цели легкие ночные бомбардировщики.

Прилетали они и поодиночке, и парами, и звеньями (тогда два самолета бомбили основную цель, а третий подавлял зенитки и прожектора). Чтобы сбросить бомбы точнее, снижались, планируя, до нескольких сотен метров. Причем приспособились брать бомб втрое больше того, что считалось нормой.

В наиболее напряженное время маленькие У-2 (в 8-й воздушной армии ими командовал полковник Кузнецов) совершали за ночь по 10–12 боевых вылетов. Мы знали, что уставших или раненых летчиков нередко заменяли командиры авиаполков Столяров, Овидов, политработники. Превосходно ориентируясь в сталинградских руинах, экипажи ночных бомбардировщиков взаимодействовали с наземными частями настолько тесно, что, по существу, превращались из поддерживающей силы в прямых участников городского боя.

Они могли полоснуть врага пулеметной очередью, могли, «подвесить» САБы именно над тем кварталом или заводским [358] цехом, который требовалось в данный момент осветить. Подобно бойцам штурмовых групп на земле, пилоты и штурманы У-2 запасались ручными гранатами: запихивали их куда только можно в своих кабинах, засовывали в карманы. Гранаты летели на головы гитлеровцев вслед за бомбами".
Tags: мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments