svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Category:

В то время, как в берлинском метро изымают запрещенные к провозу опасные предметы десятками

... в берлинских судах (которые выносят приговоры, а не ходят в плаванье) их изымают тысячами. Не там и не так используют федеральную полицию.



Берлин. Угроза безопасности: в ходе проверок на входе в городские суды за прошлый год было обнаружено свыше 22 тысяч единиц оружия и опасных предметов. Это заметный рост по сравнению с прошлым годом, в отношении некоторых конкретных учреждений судебной системы и видов оружия эти цифры удвоились. Около ста единиц подпадают под действие оружейного законодательства, и ими занялась полиция. Это следует из ответа управления юстиции городского сената, данного на запрос депутата от партии ХДС Свена Риссмана, предоставленного им газете "Берлинер моргенпост".

С большим отрывом, как и годами ранее, большинство единиц оружия и опасных предметов в 2018 году было обнаружено в учреждениях юстиции, расположенных в Моабите. В комплексе зданий на Турмштрассе районный и окружной суды разбирают все уголовные дела, совершенные в Берлине. Как сообщило в своем ответе управление юстиции, там ежегодно обнаруживалось на входном контроле около 7500 единиц ОЗОП (моя аббревиатура - оружие и запрещенные/опасные предметы - прим. блог.), при этом до 2017 года статистика изъятий большей частью не велась. Начиная с 2018 года это положение было изменено. В конечном итоге улов за прошлый год составил 2026 единиц оружия колюще-ударного действия, 144 единицы "прочего оружия", и 6967 единиц потенциально опасных предметов.

"Просто счастье, что при таком масштабе находок оружия до сих пор никто не получил серьезных ранений", - заявил в четверг газете Риссманн. Остается сожалеть, что еще не все пункты входного контроля в судах были усилены и расширены так, как это было установлено еще в 2017 году, заявил эксперт по вопросам права.

22 тысячи находок означают, что ежедневно на входном контроле изымаются примерно 90 единиц ОЗОП. И это не только в Моабите, где ежедневно разбираются тяжкие уголовные преступления, в том числе в среде байкеров или кланов. Во многих других общих районных судах, где слушаются куда менее зрелищные гражданские или семейные дела, многим посетителям кажется совершенно нормальным приносить с собою подобные предметы.

Как ни странно, список находок возглавляет общий районный суд Панкова на Вайсензее, где в 2018 году было обнаружено примерно 3500 единиц ОЗОП. Управление юстиции сената Берлина объясняет это тем, что в этом суде контроль за входящими осуществляется особенно "рьяно". Так же заметно выше среднего значения находится и число находок в общем районном суде Нойкёльна - около 2300. Там почти удвоилось одно только количество обнаруженных ножей: с 388 в 2017-м до 766 в прошлом году. Плюс зарегистрированы 1192 "прочих опасных предмета", коих в 2017-м было лишь 104.

Для фракции партии ХДС в палате депутатов такое количество ОЗОП, равно как и готовность посетителей судов брать их с собою, означает также опасность для судебных приставов, осуществляющих входной контроль. "Мы и далее будем давить на то, чтобы оснастить судебных приставов всей необходимой защитной амуницией", - заявил Риссманн.

Со стороны управления юстиции в четверг прозвучало заявление, что защита служащих суда - задача не одного дня, которую сенат будет выполнять "самыми различными мерами". Так, было указано на разрабатываемую управлением юстиции концепцию рамки металлоискателя, которые пока установлены лишь в отдельных судах под свою ответственность и за свой счет. Все это потребует различного времени для каждого отдельного суда в зависимости от конкретной для него ситуации.

Статистика 2018 года говорит сама за себя: многие берлинцы считают само собой разумеющимся брать с собою на судебные заседания ножи, кастеты, арматуру, электрошокеры или перцовые баллончики - 22 тысячи запрещенных предметов. Примерно 100 находок, явно нарушающих оружейное законодательство, так и не были возвращены их владельцам, а были переданы в полицию.

Другие предметы вроде карманных ножей или инструмента, должны отбираться на входе и возвращаться владельцам на выходе из суда. Количество оружия, ношение которых уже представляет уголовное преступление, также колеблется по различным судам. В общем районном суде Кёпеника за прошлый год было 5 таких случаев, в Веддинге - 2, а в суде города Берлин вообще лишь один. Зато в районном суде Тиргартена оказалось 33 находки, а в суде Нойкёльна вообще 43 (так называемые ножи-бабочки и ножи с выкидным лезвием).

Общий районный суд Шпандау не ведет такую статистику, вместо этого там сообщили, что передают в полицию предметы, подпадающие под оружейный запрет, раз-два в месяц. В высшем административном суде земли, в суде по социальным делам и общем районном суде Шёнеберга не ведут даже такую статистику. Единственный положительный момент в ответе управления юстиции на запрос ХДС заключается в том, что собственно огнестрельного оружия в 2018 году не было обнаружено вообще, лишь два так называемых массогабаритных макета.

При этом и столь высокое количество обнаружений не претендует на полноту охвата всей реальной ситуации. И высший суд земли, и земельный суд по гражданским делам, и общий районный суд Митте сообщили, что статистика изъятых на входном контроле предметов не ведется просто из-за большой частоты их обнаружения. Также различна и классификация таких предметов по отдельным судам. В большинстве судов ножи проходят отдельной строкой, но в некоторых подпадают под более расширенный термин ударно-колющего оружия. То же и в отношении прихватываемых с собою потенциально опасных инструментов вроде отверток. Где-то они определяются именно как инструмент, где-то как колющее оружие, а где-то как опасные предметы.

Также во многих случаях невозможно скрупулезное сопоставление с предыдущим годом. Ранее управление юстиции неоднократно затрагивало эту тему. Предлагались различные меры, включая их финансирование со стороны управления. Но во многих судах все еще осуществлялась лишь выборочная проверка, только с 2018 года во всех судебных учреждениях под полный контроль стали подпадать даже пилочки для ногтей и крохотные футлярчики из стекла.

Заявления о совершаемых преступлениях в виде ношения запрещенных предметов совершаются лишь в отдельных случаях. Но это и не требуется, добавило управление юстиции в своем ответе. Дело судебных приставов обнаруживать и передавать такие предметы полиции, которая уже сама обязана возбуждать дела и вести следствие.

Не охваченным статистикой оказался и контроль за представителями СМИ. Они приходят такую проверку только на судебных процессах по общественно значимым делам (террор, байкеры). Например, потенциально опасными предметами являются даже шариковые ручки, но каждый журналист имеет право пронести в зал заседания один ее экземпляр (помню, в какой-то комедии, не с Ришаром ли, подсудимый подписал прошение о помиловании на подставленной спине тюремного надзирателя, после чего воткнул ручку тому в спину - прим. блог).

Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments