svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

А ведь то, как князь Василий обхаживал Пьера Безухова насчет женитьбы, достойно отдельной книги



Вот уж Достоевский, любитель покопаться в мрачных глубинах омута души человеческой, не обошелся бы парой десятков страниц. Какого потенциала материалище!

Бастард, в 10 лет отправленный на воспитание за границу, возвращается на родину уже половозрелым балбесом, абсолютно не знающим жизни. Несколько месяцев решая, куда же ему пойти на работу, пахать от забора и до вечера, он проводит свободное время между светскими раутами, пугая там народ смелыми речами про Буонапарте, и ночными дебошами с гвардейцами.

Потом на него сваливается миллионное богатство, и князь Василий плотно берется за сей денежный фонтан. Пьер подписывает тонны бумаг, не вникая в их содержание, на светских раутах на него обрушиваются килотонны лести, а потом... Потом Элен!

Как бы Достоевский расписал бы по дням эти полтора месяца, вах, вах. Пьер почти сразу просекает голос своей души, что жениться на ней дурно, это невозможно, она глупая курица. И сексапильная, тут же бьет эту карту изголодавшаяся физическая натура. Это гадко, это нехорошо, но как она хороша, должно быть, в постели!

И так полтора месяца. Сотни страниц. Ну а уже потом, на последних десяти страницах, князю Василию все бы надоело, и он сломал волю безвольного бастарда своим волюнтаристским решением.

"Княгиня подошла к двери, прошлась мимо нее с значительным, равнодушным видом и заглянула в гостиную. Пьер и Элен так же сидели и разговаривали.
— Все то же, — отвечала она мужу.
Князь Василий нахмурился, сморщил рот на сторону, щеки его запрыгали с свойственным ему неприятным, грубым выражением; он, встряхнувшись, встал, закинул назад голову и решительными шагами, мимо дам, прошел в маленькую гостиную. Он скорыми шагами, радостно подошел к Пьеру. Лицо князя было так необыкновенно-торжественно, что Пьер испуганно встал, увидав его.
— Слава Богу! — сказал он. — Жена мне все сказала! — Он обнял одною рукой Пьера, другою — дочь. — Друг мой Леля! Я очень, очень рад. — Голос его задрожал. — Я любил твоего отца... и она будет тебе хорошая жена... Бог да благословит вас!.."


Вот для чего нужны литературные негры. Не можешь сам осилить - дай набросок, и усади за дело молодого и голодного. А потом только следи за сюжетной линией. Всех учить приходится, что Толстого, что Достоевского.
Tags: ирония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments