svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Возвращение седых

(Материал для планируемой конференции/круглого стола по последствиям пенсионной реформы)

Обзор немецкого рынка труда

Еще десять лет назад люди заканчивали трудиться уже в 55 лет. Такая ситуация изменилась драматически: уже и люди старших возрастов прочно держатся за работу. Но тот, кто вынужден снова работать по найму, имеет по-прежнему проблемы, и находится под угрозой бедности.



http://www.spiegel.de/wirtschaft/soziales/arbeitslosigkeit-aelterer-mit-50-keine-chance-mehr-gilt-das-immer-noch-a-1129828.html

На пенсию в 69 лет? А то и в 70 или 71 год? Для многих это звучит цинично. В конце концов и так никто не работает до пенсионного возраста, в настоящее время составляющего 65 лет и 5 месяцев. Или профессия становится непосильной в физическом плане, как, например, у ставших мемом кровельщиков, или предприятия избавляются от стареющей прослойки трудового коллектива. Дальнейший сдвиг границы пенсионного возраста означает не что иное, как скрытое уменьшение размера пенсии.

Этот аргумент зачастую основывается на простом жизненном опыте: те, кому сегодня по 40, во времена, когда начинали трудовую деятельность, воспринимали как курьез коллегу старше 60-ти. В 1995 году в возрастной группе 60-64 года из пяти человек в среднем работал едва лишь один. И уже на пороге 50-летия попытка найти рабочее место воспринималась тогда, как совершенно бесперспективная.

Однако все новые рекорды занятости в последнее десятилетие ставят вопросы: такая ситуация все еще верна? Что происходит с возрастной безработицей? На это нет однозначного ответа, потому что в принципе налицо два отдельных вопроса:

1. Сколько вообще еще работают пожилых людей?
2. Насколько велики шансы найти работу после 50 лет?

Ответить на первый вопрос легко: даже для тех, кому за 60, в настоящее время правилом является трудовая деятельность. Среди 60-64 летних трудятся 56,2%, то есть половина. За прошедшие 20 лет доля работающих в этой возрастной группе как минимум утроилась, и в настоящее время лежит близко для среднего значения всех возрастов. В ближайшей к ней градации, то есть 55-59 лет, она даже находится выше среднего значения.

Это следствие принципиального разворота в политике на рынке труда, как показывает нам взгляд в прошлое. С середины 80-х годов прошлого века тогдашний министр труда Норберт Блюм (партия ХДС) использовал для борьбы с высокой безработицей волны раннего выхода на пенсию. Расчет был в том, что возрастные работники должны были покидать свои места, облегчая молодежи получение работы.

Закон о досрочном выходе позволял в 84-88 годах даже 58-летним сравнительно комфортно заканчивать трудовую деятельность, этим предложением воспользовались 160 тысяч человек. Еще более эффективным оказался закон о предпенсионном периоде (с правом работать неполный рабочий день за уменьшенную зарплату) в редакции 1996 года. В 2009 году им воспользовались свыше 670 тысяч человек. Впрочем, это был последний год, когда можно было получить государственную поддержку при частичном выходе на пенсию. После этого цифры сильно изменились.

Другим инструментом освобождения от возрастных работников рынка труда было так называемое правило "58": начиная с 1985 года безработные, достигшие возраста 58 лет, больше не должны были ломать голову над поиском новой работы и тем не менее получали до достижения пенсионного возраста пособие по безработице, размер которого зависел от предыдущих отчислений, и позволял иметь подсобные источники заработка. Для тех, кто раньше хорошо зарабатывал, это правило стало стимулом к тому, чтобы уже не проявлять активность в поисках постоянного места работы.

В 2008 году правило "58" потеряло силу. Правда, еще есть его аналог в виде социального пособия "Хартц-4", но оно недостаточно притягательно, чтобы расставаться с текущей работой.

Такое развитие событий отражается и на официальной статистике безработицы, хотя и не столь явно, как в квоте занятости по возрастам. Причина в том, что раньше больше пожилых не учитывалось в статистике, их безработица носила скрытый характер. Тем не менее, официальная доля безработных среди лиц в возрасте 50-64 года до недавнего времени была выше среднего показателя.

Это изменилось после 2012 года, когда официальная безработица среди старших возрастов упала ниже среднего значения для всех возрастных групп, и разрыв продолжает увеличиваться. В настоящее время показатель скрытой безработицы для тех, кто должен подпадать под правило "58", составляет около 160 тысяч человек, хотя еще в 2010 году, с которого ведет такой учет Федеральное агентство труда, их было вдвое больше.

"Пожилые по сравнению со всем населением имеют уменьшенный риск стать безработными", - резюмировал в 2015 году дуйсбургский исследователь рынка труда Мартин Бруссиг в аналитическом исследовании для близкого партии ХДС фонда имени Конрада Аденауэра. Это хорошая новость для всех пожилых людей, имеющих работу.

То есть все хорошо? Никоим образом.

Ведь в силе осталось правило: "Если возрастные работники теряют работу, то найти новую им значительно труднее, чем остальным", - констатирует Бруссиг. И причина совсем не обязательно в том, что они не могут работать так же, как и молодые, или по другим объективным причинам. Куда более веским является то, что для многих работодателей очевидным образом старость уже сама по себе является причиной для отказа. "Налицо явные признаки того, что возрастные соискатели при прочих равных условиях имеют худшие шансы быть принятыми на работу", - констатирует Бруссиг в своем исследовании.

Если конкретно, то вероятность того, что 55-59-летние работники найдут новую работу, подлежащую социальному страхованию, вдвое меньше, чем в среднем по всем возрастным группам безработных. Среди 60-64-летних такая вероятность падает до трети.

Что же стало с возрастной безработицей по сравнению с 90-ми или нулевыми годами? В настоящее время является нормальным работать и после 55-ти лет. При этом в такой возрастной группе основалось подобие двухклассового возраста: на одной стороне масса тех, в ком профессиональная жизнь продолжает бить ключом, и кому вряд ли стоит беспокоиться за свое рабочее место. С другой стороны люди в возрасте, пусть и в меньшем количестве, кто уже потерял работу. Как и ранее, у них сравнительно худшие шансы снова найти работу.

Впрочем, последствия потери работы теперь стали явно более неприятными. Если раньше время до наступления полноценно оплачиваемого пенсионного возраста можно было сравнительно комфортно протянуть с помощью пособий по безработице, то сегодня те, кого коснулась потеря работы, зачастую могут рассчитывать лишь на "Хартц-4", но после того, как потратят все свои сбережения и активы, и поэтому, как правило, вынуждены выходить на пенсию в 63 года, причем с сокращенными пенсионными выплатами. Для них возрастная безработица плавно переходит в старческую бедность.
Tags: пенсионная реформа, переводы, социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments