Михаил Глинка, "Жизнь за царя"



Наткнулся на старую книгу, "Туманность Андромеды" Ивана Ефремова, да и стал читать заново. И вот у него взгляды на риск и жертвенность в корне противоположны взглядам Стругацких. У тех жизнью допустимо рисковать (и платить) только ради спасения другой жизни, но ради просто науки никогда и ни за что!

То ли дело у Ефремова. В ходе рискованного (и запрещенного) эксперимента по установлению связи с ну очень далекой звездой (и планетой) гибнут четыре члена орбитального спутника. Главная голова эксперимента - Рен Боз, попадает в реанимацию, а главные руки - Мвена Маса, с подтатыром изгоняют с должности.

Но на суде общественности он мало того, что получает чисто мифическое наказание, так его по факту оправдывают, и оправдывают именно тем, что старался ради науки!


"Эвда Наль медленно вернулась на свое место, Гром Орм не нашел более желающих высказаться. Члены Совета потребовали от председателя заключительного предложения. Тонкая жилистая фигура Грома Орма наклонилась вперед на трибуне, и острый взгляд вонзился в глубину зала.

– Обстоятельства для окончательного суждения несложны. Для Рен Боза я вообще исключаю ответственность. Какой ученый не воспользуется предоставляемыми ему возможностями, особенно если он уверен в успехе? Сокрушительная неудача опыта послужит уроком. Однако несомненна и польза опыта. Она отчасти возмещает материальный ущерб, так как теперь эксперимент поможет разрешению множества вопросов, о которых в Академии Пределов Знания только еще начинали думать.

Мы решаем проблемы использования производительных сил в крупном масштабе, отбросив мелкоутилитарные приспособленческие тенденции старой экономики. Однако и до сих пор иногда люди не понимают момента удачи, потому что забывают о непреложности законов развития. Им кажется, что строение должно подыматься без конца. Мудрость руководителя заключается в том, чтобы своевременно осознать высшую для настоящего момента ступень, остановиться и подождать или изменить путь. Таким руководителем на своем очень ответственном посту не смог быть Мвен Мас. Выбор Совета оказался ошибочным. Совет подлежит в этом ответственности наравне со своим избранником. Прежде всего виноват я сам, так как инициатива приглашения Мвена Маса, принадлежащая двум членам Совета, была поддержана мною.

Я предлагаю Совету оправдать Мвена Маса в личных мотивах поступка, но запретить ему занимать должности в ответственных организациях планеты. Я тоже должен быть устранен с поста председателя Совета и направлен на ликвидацию последствий своего неосторожного выбора – строительства спутника".


С чем связана такая разница, не берусь судить. То ли в личностях авторов, то ли в особенностях эпох, отразившихся в личностях авторов. Публиковаться они начали практически одновременно, но Ефремов на 17 лет старше старшего брата Стругацких. В Великую Отечественную был эвакуирован в тыл, где тяжело заболел, но зато успел захватить гражданскую войну.