Генератор альтруизма



Окончание. Начало и продолжение здесь, здесь и здесь.

https://www.zeit.de/zeit-wissen/2019/03/psychologie-helden-gut-boese-philip-zimbardo/seite-4

"Тренинг изменил меня", - говорит Раффаи. "И то, как ты думаешь о себе, влияет и на то, как ты обращаешься с другими". Однажды она стояла в супермаркете перед кассиршей, находившейся в состоянии стресса. "Классная на вас футболка", - сказала Раффаи. На ней был изображен единорог. Женщина просияла. "Правда? В моей семье все считают ее глупой". Раффаи сказала: "Для того, чтобы сделать доброе дело, не обязательно кого-то спасать от приближающегося поезда". (Хм, а если футболка действительно глупая? - прим. пер.)

Неужели это действительно так просто? Социальный психолог Габор Орош получил письмо из Стэнфорда. Он соучредитель программы подготовки героев, о которой опубликовал в 2017 году исследование. 55 десятиклассников были разделены на две группы. Одной в течение пяти учебных часов преподавали идеи расширения мировоззрения, другой группе - другую тему. В итоге первая группа увидела больше смысла в собственном обучении, чем вторая. Но в конце учебного года позитивный эффект был уже неуловим для измерения. "Это лишь первые результаты", - пишет Орош, "с того времени мы добились невиданного прогресса, и обязательно должны опубликовать новые данные".

Программа героев должна быть политически и конфессионально нейтральной. Но Филип Зимбардо конечно же знает изречение хиппи: личная сфера есть политика. В авторитарном обществе даже акт любви к ближнему иметь подрывное политическое действие. "Мы не можем изменить общество за два года, на это могут потребоваться десятилетия", - говорит Раффаи.

Ей пора идти, ведь недели пребывания Зимбардо в Венгрии строго расписаны. Видеоконференция с университетом в Румынии, где его слушают 700 студентов. Профессор хочет запустить свою программу и там. Еще один доклад в элитной школе в Будапеште. Обсуждение в команде с помощниками "Площади героев". А в четверг Зимбардо должен еще и готовить: некий бизнесмен купил на аукционе ужин с ним, это идея команды сбора средств. Поэтому он привез с собой из Калифорнии пасту, сыр пармезан и итальянский соус собственного изготовления, а на десерт инжир, залитый шоколадом. На пятницу и субботу из Варшавы прибывает с визитом женщина-профессор, желающая продвигать в Польше программу подготовки героев.

Но что же движет этим человеком? "Мне разрешили учиться, исследовать и работать профессором", - говорит Зимбардо. "Я хотел бы что-то вернуть миру. Я никогда не смог бы сидеть дома перед телевизором. Если бы я был более здоровым, то ездил по миру не три, а шесть месяцев в году".

Филип Зимбардо мечтает об антиподе машине Милгрэма, некоей разновидности генератора альтруизма, позволяющей начинать с маленьких героических поступков, и медленно повышающей "силу тока". Самая нижняя ступень: потратить десять минут, чтобы написать другу поздравительную открытку. Следующая ступень: 30 минут читать лекцию в доме для престарелых. Следующая ступень: один час помощи другому. Далее: в течение вечера сервировать столы с супом для бездомных. А к концу шкалы альтруизма, говорит Зимбардо, "этот человек, может быть, сделает то, что он или она считал просто невозможным".

Как Кристина Маслах, будущий профессор психологии, что пришла в гости на пятый вечер эксперимента с тюрьмой Стэнфорда. Маслах и Зимбардо недавно поженились. Когда она в 10 часов вечера вошла в подвал, чтобы забрать с собой Зимбардо, узники как раз шли в туалеты с бумажными пакетами на головах, рассказывает Зимбардо в книге "Эффект Люцифера".

"Крис, глянь-ка на это!", - сказал он своей подруге. "Я уже это видела", - ответила та, глядя в пол. "Что "это"?, - переспросил Зимбардо, - "ты не понимаешь, что мы видим здесь поведение, которого в такой ситуации еще никто не наблюдал?". Маслах разревелась от ярости. "Фил, покажи мне другого человека", - сказала она чуть позже. Роль директора тюрьмы изменила и его. "Ты уже не тот человек, в которого я влюбилась". Они спорили до глубокой ночи, пока Маслах не поставила Зимбардо перед выбором. Или эксперимент, или любовь. Следующим утром Стэнфордский тюремный эксперимент стал достоянием истории.


P.S. от переводчика.
Я думаю, не для того расправлялись с героизмом все послевоенное время, чтобы вдруг воспылать страстью к созданию нового-старого героя.

Думаю, даже не зная о содержании программы, достаточно ключевых намеков насчет толерантности, чтобы заподозрить подмену понятий, или извращение формы.