svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Кто спасет героя-2?

Исконных героев больше нет

Если сегодня мы хотим понять мужчину, то должны разобраться с его корнями архаического героя. Первобытный герой по определению нечто большое, великое. Но составной частью героизма является не только победа, но и провал. Герой - в корне крайне спорная, двойственная фигура. Правда, он подкупает своим мужеством и бескомпромиссностью, с которыми делает свое дело. Зачастую он защищает женщин от изнасилования, как Геракл, даже заплативший за это своей жизнью. Однако безупречных, внутренне полностью моральных героев нет и никогда не было (даже на Netflix). Уже герои греческой мифологии имели свои неприглядные черты. И почти все они плохо закончили.

Исконный герой - не защитник морали и не апостол добродетели, это энергичный силач, можно сказать, мачо, созданный для очень трудных и опасных задач. Пакет мышц с сердцем, попутно занимающийся менее почетными дисциплинами, вроде устранения конкурентов и траха женщин. Как и греческие боги, греческий герой также не был святым. За что ценят героя, и это единственное, за что его ценят, это задача, дело, которое он должен выполнить.

В этом смысле исследователь мифов Джозеф Кэмпбелл (1904-1987) поставил бесчисленным историям о героях, имеющимся во всех культурах, один единственный диагноз героического "моно-мифа". Герой всегда улаживает одно дело, и на пути к победному концу преодолевает целый ряд вызовов, испытаний и приключений. Греческий герой Язон возвращает похищенное золотое руно, Парсифаль ищет священный грааль, Будда - просветление. Настоящий герой жертвует своей жизнью ради чего-то, что "больше" его самого. Пра-герой подкупает своим стремлением к экспансии, индивидуальностью, способностями и трансцендентностью, равно как и своими экстремизмом, гениальностью, иррациональностью. Настоящий героизм склонен не к сотрудничеству, а к самостоятельности. Он заключается в исключительности самопреодоления.

Этих исконных героев больше нет, и поэтому ими так восхищаются. Те, кто хоть немного походит на них, получает орден "Крест за заслуги перед ФРГ" или гражданство Франции, как тот беженец из Мали, недавно вскарабкавшийся на фасад здания словно "парижский человек-паук", чтобы спасти от падения с балкона маленького ребенка. Но лишь после того, как бюрократия убедится в их благонадежности. 20 век видел слишком много злокачественных героев, слишком много "героических смертей". 21 век сыт по горло смертями и убийствами, эрой, когда немецкие "сверхчеловеки" убили шесть миллионов "недочеловеков". Сейчас монстров обезвреживают заблаговременно. Потенциальные герои, что, подобно Одиссею, бродят туда-сюда, помещаются в дома для бездомных, странствующими одноглазыми циклопами занимается полиция, а драконы защищаются законом как вымирающий вид.

Архаический герой мертв. Но убили его определенно не женщины. Это сделал патриархат, протянувший от героя нить к собственно мужскому владычеству. История патриархата - это история приручения и сублимации мужского героизма, при всех временных откатах. Героизм мужчины вызвал к жизни патриархат, а тот убил героя. Или, более того, низвел до величины человеческого роста.

В первые тысячелетия человеческой истории мужчина и женщина наравне дополняли друг друга. Мужчины заботились о женщинах и детях, производили инициацию сыновей и охотились. Прототипом героя стал охотник, мужественный, изобретательный и сильный. Мужчина был героем, но в настоящем выигрыше была женщина. Только она одна могла благодаря способности дарить новую жизнь показать средний палец вечной угрозе смерти.

Первые божества были женского рода. Знаменитая статуэтка Венеры из Виллендорфа (около 30 тысяч лет до нашей эры) импонирует своими броскими женскими округлостями, она просто переполнена плодородием. Лишь в среднем неолите, когда мужчина открыл скотоводство и земледелие, равновесие стало смещаться. Мужчина накапливал личную собственность и внезапно открыл, что его экономическое богатство ценится больше, чем ценность биологического индивида. И внезапно он заявил о своем праве владения. Он объявил женщин и детей своими женщинами и детьми. Афинская демократия пятого века до нашей эры окончательно утвердила мужское владычество, "строгий патриархат" (Элизабет Бадинтер) в качестве стандарта. Институционализация скотоводства и земледелия дала божествам мужской пол.

Продолжение следует.

P.S. Арабы всех научат снова ценить героев.

"Вопросы касаются событий новогодней ночи в Кельне и несколько щекотливы: а почему, собственно, между мужчин не было потасовок? Почему спутники женщин, подвергшихся нападениям, даже не пытались защитить их изо всех своих сил? В любом случае, о дравшихся немецких мужчинах почти ничего не известно. Коллега сказала, что видела в телевизионном репортаже интервью с другом одной такой атакованной женщины. Он все еще находился в состоянии шока и дрожал. Он сказал: его подругу оскорбляли, хотя он держал ее за руку. "Держал за руку!", - произнесла коллега, своим видом демонстрируя полное недоумение. Хотя должен был обеими руками встать на ее защиту. Нужно написать что-то принципиальное про немецкого мужчину.
...
После того, как я прочитал статью, перед моим внутренним взором разыгрались кадры фильма ужасов в поджанре сплэттера. Дело было на Курском вокзале в Москве. Нападавшие североафриканского происхождения бились с русскими защитниками. В ход пошли кулаки и всевозможное колюще-режущее оружие. В конце на экране появилась фрау Зайдлер с gloria.tv, рассказывавшая о героизме. Жертвами сексуального домогательства стали только три женщины. Семь нападавших забиты до смерти. Один русский погиб от предательского удара ножом. Она назвала его героем Курского вокзала".
Tags: культурная война, переводы, социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments