Кто спасет героя-4?



Продолжение.

Мужчина стал неуверенным. Если он хочет понять себя, и выкарабкаться из ситуации, в которую угодил, он должен разобраться в своем героизме. Он должен понять, что в его сложившемся положении не виновата ни женщина, ни он сам. А лишь хотя и сильно рассеявшийся, но все еще влиятельный дух патриархальной системы. Она институционалазировала его, превратив в усохшего героя. Имеющего сегодня много лиц, которые можно увидеть в любых социальных слоях. "50 оттенков мужчины" (не разобрался, какой-то феномен их культуры (Fifty Shades of Man) - прим. пер.), это героизм менеджера, гонщика, любителя заложить за воротник, человека, помешанного на спорте. Этих уцененных героев встречаешь карабкающимися на отвесной скале, плывущими сквозь холодные волны на доске для серфинга, выехавшими на встречную полосу автобана, а также в пивной по соседству, где они поглощают пиво кружка за кружкой. Все мужчины хотят быть героями, но мужественность не существует сама по себе. Еще нужно раз за разом демонстрировать определенными поступками, проверками на храбрость, испытаниями, познаниями границ.

"Мужчиной не рождаются, а становятся". Все мужчины хотят быть героями, но не могут. Первобытный герой мертв. И единственный еще доступный путь - это стезя мини-героя. Который никоим образом не возвышенная, равная богам фигура, а карикатура. Он не может того, чего хочет. А зачастую не может вообще ничего. Мир, будущее которого предназначено женщинам, создан не для героя. Даже если бы мужчина и захотел, он не может просто вот так взять, и убить дракона. Зачастую ему сначала надо сделать бутерброды и отправить детей в школу. Ближайшее приключение - сольное скалолазание или путешествие на мотоцикле, он должен сначала заслужить, занимаясь оплачиваемой деятельностью. Современная женщина предпочитает сильного, уверенного, хорошо зарабатывающего мужчину, которого не нужно долго упрашивать что-то сделать. Прежде чем он возьмется за расчистку авгиевых конюшен, ему лучше вынести домашний мусор.

Скукоженный героизм маркирует границы понимания между мужчиной и женщиной. Ни одна женщина не может понять одинокого, героического пьяницу, который не просто слабак и раб своей привычки, но еще и как минимум глубочайшим образом разочарован в мире, в котором столь трагически не состоялся. Ни одна женщина не может понять, почему тот самый мужчина, что еще вчера полагал, что всех порвет, сегодня полагает, что умирает от насморка. Можно веселиться над пресловутым мужским насморком. Но в нем скрыта глубокая трагедия увечного героя, борющегося с приступами яростного чиха, словно с всемогущими врагами.

Мужчина не уверен в себе, потому что пра-герой, что бушевал в нем, мертв. Почти. Несколько последних реликтов архаических героев можно найти и сегодня. В фигурах спортсменов. В гонщиках, теннисистах, боксерах, но в первую очередь в футболистах. Кто особенно искусен в обращении с мячом, может быть почитаем, как "герой", "император" ("Кайзер"-Франц Беккенбауэр? - прим. пер.), а то и "бог". Самое классное в героях футбола, что они никому не вредят, потому что их деятельность ограничена полем 120 на 90 метров. Профессиональные футболисты не опасны никому, кроме соперников и себе - вспомним разрывы крестообразных связок и переломы плюсневых костей. Есть правила, которые должны соблюдать и они. Поэтому и футболист, разумеется, никакой не герой. Это эрзац, что создает современный мужчина, чтобы им восторгаться, идентифицировать его с собой, подражать ему.

"Каждый должен выбрать своего героя, за которым будет следовать на Олимп", - написал Иоганн Вольфганг Гете в "Ифигении в Тавриде". Даже самый завистливый мужчина прощает футболисту, что тот огребает за свою маскулинность просто чудовищные деньги. Футболист тащит на плечах героизм за себя, и "того парня". Каждый спортсмен - наполовину реальный, наполовину вымышленный герой, идущий на войну вместо всех увечных, где побеждает и проигрывает, так сказать, "прокси-герой", герой по доверенности. Как Борис Беккер, на счету которого помимо множества побед в кубке "Большого шлема" развод с двумя женами и банкротство, мастерски подвел в инстаграме баланс героической жизни десятью пунктами. "Успех. Тяжелая работа. Терпение. Долгие ночи. Неудачи. Жертвы. Дисциплина. Критика. Сомнения. Ошибки".

Первые герои и были богами, сделал однажды вывод Томас Карлайл. Больше нет ни одиссеев, ни прометеев, ни ахиллов. Как больше нет и бога, нет сверхмужчины, перед могуществом которого немеет земной герой любого калибра. Сверхчеловек Фридриха Ницше был, в конце концов, лишь попыткой самому стать богом, казаться "достойным богов". Остались неуверенные в себе мужчины, ищущие кайф в экстремальных видах спорта, потому что для них нет героических задач.

Остались "50 оттенков мужчины", много гонимых яростью и молчанием менеджеров, автолихачей и пьяниц "Октоберфеста", женоненавистников и сексистов, не знающих, куда им податься с их урезанным героизмом, и при этом зачастую находясь под каблуком. Все мужчины хотят быть героями. Все женщины хотят, чтобы их мужчины были героями - но лишь при определенных условиях. То, что хочет современная женщина, это квадратура круга: "разумный" герой "на равных началах".

Окончание следует.
Просто спасибо за этот пост.
Только думается мне, неправильно это - требовать от спутника жизни героизма, хоть какого, хоть урезанного, потому что жить - уже героизм. Так я думаю.
Для начала сам спутник жизни превращается в миф. У коллеги на работе жена - училка начальных классов. Приняла новую партию, только у четырех детишек полный набор, папа-мама. А когда начинала карьеру еще в советское время, была ровно обратная ситуация.