Безответственно и опасно? Прогрессивно!

От переводчика.
Этика в медицине попрана и растоптана. Например, эвтаназия, первоначально проталкиваемая как милость по отношению к неизлечимым старцам, теперь прописывается уже юнцам, всего лишь страдающим от процесса адаптации к взрослой жизни. Тем не менее, как свидетельствует интервью с микробиологом Денисом Ребриковым, еще можно возмутить и удивить международную научную общественность. Куда же тянутся щупальца Спрутса? Меня лично крайне настораживает ситуация, когда нам удается в чем-то озадачить западенцев по части морали и этики.



https://www.zeit.de/wissen/gesundheit/2019-08/crispr-cas9-denis-rebrikov-genforscher-dna-taubheit

Побочные эффекты не поддаются прогнозированию, последствия плохо просчитываются, и все-таки Денис Ребриков отваживается на нечто, от чего отговаривают многие исследователи и ученые: изменять людей генетически. Он хочет сделать так, чтобы дети глухих родителей сами могли слышать. Для этого нужно задолго до рождения вмешаться в его геном, ДНК, с помощью технологии Crispr-Cas9. Тем самым Ребриков идет по стопам китайского исследователя Хэ Цзянькуя. Тот в ноябре 2018 года объявил о рождении первых генетически измененных близнецов-девочек, что вызвало в мире шумиху и возмущение. Группа моралистов и исследователей, среди которых и открыватели Crispr, выступают за мораторий на клиническое использование данной технологии. Они говорят, что никто не может предусмотреть все возможные побочные эффекты, вторгаясь в зародышевый путь будущего человека. Денис Ребриков заявляет, что настало время создавать новые факты, и хочет продолжить свои попытки. Почему? Когда? Как? "Цайт онлайн" ждет от него ответов на все эти вопросы.

Цайт онлайн: Вы контактируете с пятью супружескими парами, в которых супруги из-за генетического дефекта поражены глухотой, и хотят завести детей, что могли бы слышать. Разумеется, естественным путем такого достигнуть невозможно. Вы предложили им свою помощь, чтобы это наконец случилось. Что точно вы им предлагаете?

Денис Ребриков: Все дети у этих пар обречены на глухоту. Они получают по наследству форму глухоты, обусловленной мутацией специального гена GJB2. Я хотел бы исправить эту мутацию на уровне генетического кода, вырезать дефектный кусок и заменить его. Это возможно с помощью техники Crispr-Cas9. Изначально эта система происходит от бактерий. Но ученые смогли так ее запрограммировать, что она нацеливается на избранные отрезки ДНК, меняя их в живом организме на длительный срок.

Цайт онлайн: Поскольку Crispr используется для того, чтобы вырезать избранные цепочки, то речь идет о генных ножницах. Проблема только в том, что до сих пор неизвестно, насколько точно работают эти ножницы, не производят ли они в других частях генома маленькие, неумышленные, но изменения, последствия которых до сих пор невозможно оценить - так называемый эффект промаха.

Ребриков: Мы продвигаемся шаг за шагом, чтобы точно проверить, насколько хорошо работают наши генные ножницы. Мы пока еще не работаем с эмбрионами глухих пар, мы проверяем, эффективна ли и безопасна процедура в принципе. Для этого мы используем сперму и яйцеклетки доноров, заведомо не имеющих генные дефекты, чтобы суметь отследить эффект промаха. Первые предварительные результаты я ожидаю через пару недель. Если мы убедимся, что никакого эффекта промаха нет и в помине, то повторим эксперимент уже на супружеских парах. И если после множества проверок мы получим ребенка, он будет находиться под очень строгим наблюдением, чтобы удостовериться, что он здоров здесь и впредь.

Цайт онлайн: Российские законы допускают реализацию вашего намерения?

Ребриков: Мой консультант говорит, что с точки зрения права это серая зона. Российские законы разрешают персонализированные медикаменты для специальных пациентов - и этот тот путь, по которому мы хотим идти, решая наши избранные случаи.

Цайт онлайн: Вы уже получили такие предложения?

Ребриков: Пока нет. Министерство здравоохранения России согласилось принять документы, когда у меня будет за плечами точный клинический случай и хорошие результаты, доказывающие безопасность наших генных ножниц. Я не представляю, сколько может занять время получение разрешения от правительства. Это может занять время от нескольких месяцев до года.

Цайт онлайн: Придется ли подопытным парам платить за терапию?

Ребриков: Нет. В России существует бесплатная система экстракорпорального оплодотворения для пар, имеющих проблемы с деторождением, например, из-за бесплодия. Таким образом, даже самый дорогой случай будет покрыт государственной страховкой. Правда, мы сами делаем еще дополнительные генные тесты, но все они входят в процедуру, и мы попытаемся взять на себя все дополнительные расходы. Нам нужна клиническая практика, зачем требовать еще и деньги?

Цайт онлайн: Китайский исследователь Хэ Цзянькуй провел свои эксперименты, после чего представил их. Вы обращаетесь к общественности уже сейчас. Почему?

Ребриков: Единственный путь принести эту технологию в медицину - это законный путь. Хэ делал свои эксперименты тайно, и когда он представил рожденных детей, уже было поздно что-то предпринимать. Я предполагаю, почему он не обращался за разрешением - он полагал, что не получит его. В итоге он сделал большой шаг в направлении к будущему. В конце концов, он принес пользу и мне, облегчив мою работу.

Цайт онлайн: Потому что вторым быть проще, чем первым?

Ребриков: Да. Не будь результатов Хэ, сотрудники российского министерства здравоохранения даже не стали бы говорить на эту тему. Они сказали бы: генетически измененный ребенок? Зачем это? Забудь! А теперь у нас есть пример.

Продолжение следует.