svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Жертвы или соучастники?

Продолжение. Начало здесь.



В 2017 году полиция задержала в Рурской области 27 предполагаемых преступников, под следствием всего очутились 50 мужчин и женщин. Банда, имевшая квартиры в Эссене, Оберхаузене и Дуйсбурге, воровала по всей федеративной республике, в первую очередь порошковое молоко для детского питания и косметику. Товары через посредников в Голландии потом переправлялись в Китай.

Преступники нередко прибывают из-за границы, или как в случае с берлинской группой, транспортируются в страну. На розовом "Фольксвагене" под управлением уголовника Виктора А., его детей Якуба и Нади, которые не только семья, но и банда.

И все же в деле берлинской банды воров есть нечто особенное. То, что люди вроде Милены Б. не преступники, а потерпевшие.

Их принуждали к воровству, они терпели побои и угрозы. Преступники безжалостно использовали их бедственное положение. Окружной суд Берлина вынес несколько месяцев назад следующее решение: Милена Б. и ее бездомные знакомые из Польши являются жертвами торговцев людьми.

Квартира немецкого соучастника Клауса-Дитера П. стала для них тюрьмой. Польский "серый кардинал" банды, Виктор А., отобрал у Милены и остальных документы, чтобы они не смогли легально вернуться через границу домой. На ночь бездомных запирали в квартире, днями Виктор надзирал за женщинами и мужчинами. В качестве еды они получали лишь объедки. "Словно собачья жратва из консервной банки", - сказала позднее одна из женщин социальной работнице.

Первые дни, как описывали их польские бездомные полиции после своего задержания, настроение было еще хорошим. Они ели, беседовали, ходили гулять, смотрели видеоролики на ютьюбе - и ждали работу.

Однако вместо работы их ждала преступная деятельность. И насилие. Если мужчины и женщины воровали не те товары, их били. Если кто-то оставлял упаковку товаров в магазине, его били. Пытался сбежать, били.

И теперь они должны были не только воровать. Вскоре после прибытия в Берлин Милена Б. и Эмилия Ц. узнали, что должны заняться проституцией. В конце концов они задолжали Виктору А. и другим 600 евро. За проезд до Берлина, за еду.

Одна из преступниц, Надиа А., накрасила Милену, надела ей стринги и короткое платье. Якуб А. фотографировал ее с задранной юбкой. Затем они отправились на улицу обходить закусочные и бары, искать клиентов, собирать телефонные номера. Деньги - секс. Вот такой теперь бизнес на польских бездомных. Только Милене не перепало бы из этих денег ничего.

В конечном итоге из этой затеи ничего не вышло. Клиенты отказывались, как только видели женщин воочию. "Хвала господу, что я такая некрасивая", - заявила позднее Милена на суде в ходе дачи свидетельских показаний.

И все-таки группа Виктора А. принудила женщин к сексу. Не на дому у клиентов, а в своей собственной квартире.

Милена Б. должна была флиртовать с Клаусом-Дитером П., мужчине под 70, поддерживать его настроение. В конце концов, они жили в его берлинской квартире, хранили здесь ворованное. Но для его настроения флирта было мало. "Трахайся, сучка", - кричали они Милене, фотографировали ее, снимали видео на мобильные телефоны. От страха перед побоями она делала немцу минет.

Это насилие в мире организованной преступности редко делается достоянием общественности. Верхушка айсберга предстает в виде видеозаписей взломов или сделок наркодельцов, женщин в коротких платьях на перекрестках улиц или детей, побирающихся на вокзалах, дающих нам некоторое представление о силе, стоящей за всем этим. И раз за разом в поле зрения стражей закона попадают уголовные кланы.

Жертвами банд уголовников становятся многие люди, владельцы магазинов и квартир, или члены конкурирующих кланов. Но потерпевшими становятся и дети, растущие в атмосфере преступности. И женщины вроде Милены Б., чье бедственное положение преступники используют для своих грязных дел.

Еще в 2011 году Евросоюз решил, что государство должно более деятельно защищать таких людей. Но пройдут годы, пока в Германии начнется какое-то движение.

Торговля живым товаром - для многих это в первую очередь проституция. Немецкие клиенты обращаются с женщинами из Африки или Восточной Европы словно с товаром. Проституция уголовно наказуема с 1973 года. С 2005 года - также и эксплуатация труда, например, когда люди в бедственном положении соглашаются на работу впроголодь на стройках, скотобойнях или полях спаржи.

В 2016 году в Германии были изменены статьи 232 и 233 Уголовного кодекса. Теперь тот, кто принуждает кого-либо к попрошайничеству, кражам, в том числе со взломом, теперь рассматривается не только как организатор преступления, но и как работорговец.

"Еще до недавнего времени прокуратура рассматривала в обвинительных заключениях такие специфические ситуации максимум как пример принуждения или шантажа", - говорит главный прокурор Берлина Петра Ляйстер, представлявшая в суде и дело Милены Б. "Жертвы таких банд рассматривались по закону преимущественно как такие же преступники, а не потерпевшие".

Это изменилось с реформой уголовного права. Летом окружной суд Берлина приговорил Виктора А. к 4 годам лишения свободы за "работорговлю, связанную с эксплуатацией человеческого труда, принуждением к проституции, множество эпизодов краж в составе банды, а также причинение опасных для жизни телесных повреждений". Длительные сроки тюремного заключения получили и его дети Якуб и Надиа. (Как сказал бы Швондер, "это какой-то позор". Четыре года за целый букет уголовных статей и эпизодов. Это профанация, а не борьба с организованной преступностью - прим. пер.)

Осужденные подали апелляцию, поэтому приговор еще не вступил в законную силу. По этой причине редакция изменила фамилии предполагаемых преступников, а также фамилии жертв, чтобы сохранить их право на тайну личности.


Окончание следует.
Пока же добавлю от себя.
Бог с ней, прокуратурой Берлина. Я же считаю, что деклассированный элемент, соглашающийся поехать в другую сторону зашибать бабло, не должен удивляться, что его ставят не к станку, а к стенке. Речь же идет не о безмозглых детях, а о безмозглых взрослых! И есть же, в конце концов, свобода воли.

Или я слишком многого хочу от люмпенов, если сплошь и рядом прогибаются люди, отнюдь не находящиеся в бедственном положении?

Tags: переводы, социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments