svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Как преступный мир эксплуатирует обитателей социального дна

Окончание.


Апрель 2018 года, в ходе общефедеральной облавы против организованной преступности полицейские выводят из женщин из дома в Ганновере. В объективе следователей поддельные визы, работорговля, сутенерство и принуждение таиландок к проституции.

Организации по оказанию помощи еще с 2016 года упирали на то, чтобы лучше защищать таких людей, как Милена Б. Через изменения законодательства органы полиции и правосудия "с более четкой картиной будут лучше бороться" с работорговлей в форме вовлечения в банды попрошаек и кражи организованными группами лиц, говорит София Виршинг из Федерального координационного центра по борьбе с работорговлей. Она называет реформу важным, хотя и лишь "первым шагом".

Ведь число таких дел, расследуемых полицией, незначительно. Реальный масштаб нераскрытых преступлений колоссален. Федеральное управление уголовной полиции в своем обзоре за 2017 и 2018 годы насчитало всего два уголовных дела, где уголовники эксплуатировали других людей, в том числе принуждая к попрошайничеству.

А вот дела с постановкой краж на конвейер, как в случае берлинской банды, полицейские насчитали в 2018 году по всей стране уже 7 дел. Для сравнения: в 2018 году немецкая полиция имела на руках 356 уголовных дел по фактам сексуальной эксплуатации.

Решающим фактором в борьбе против работорговцев, и в этом едины все наши собеседники-эксперты, являются мужество свидетелей.

Однажды Милена Б. попыталась сбежать. Она снова воровала, и вылетела из супермаркета с набитой товаром тележкой. Как сказано в приговоре, на сумму в 450 евро. Однако в дверях она налетела на покупательницу, муж которой задержал ее. Появилась полиция, а с нею и надежда на спасение.

В полицейском участке она запросила переводчика. Также пыталась переводить свой польский на немецкий через гугл-переводчик, нацарапала на бланке с перечислением особых примет польских задержанных, что хочет связаться с посольством.

Однако, продержав ночь за решеткой, полиция отпустила Милену, не утруждая себя ни поисками переводчика, ни информированием посольства. А снаружи участка ее уже ждала Надиа А., уже представившаяся кузиной Милены. И забрала ее с собой, назад в квартиру, где квартировала банда.

Барбара Эритт познакомилась с Миленой Б. Она руководит берлинским католическим женским союзом по оказанию социальной помощи, и под ее опекой находились бездомные поляки, когда должны были давать показания на процессе против банды Виктора А. "Мой интерес - женщины, интерес полиции - преступники", - говорит Эритт. Вначале к ней еще испытывали предубеждение, мол, одно дело коп, а тут какая-то "социальная тетка". Но все это давно прошло, рассказывает Эритт. Она хорошо сотрудничает со следователями.

Полиция и правосудие также ценят ее работу. Ведь без свидетелей процесс был "лопнул". Хотя жертвы все равно боялись. Боялись мести своих мучителей. Боялись встретиться с ними в судебном зале. Боялись, что судьи им не поверят. Боялись, что их осудят как преступников.

Социальная работница Эритт описывает Милену как искреннего, дружелюбного человека. Даже разговаривая со своими мучителями, она оставалась вежливой, обращалась "господин А." и "госпожа А.". Самый ее большой страх сегодня, что преступники будет ей мстить уже в Польше, где она снова обосновалась.

По словам Эритт, хотя люди вроде этих бездомных поляков и принуждаются к попрошайничеству или кражам, одновременно для них это зачастую единственный шанс получить немного денег на еду. "Молчание основано на жестоком законе: одна рука бьет, другая дает", - говорит социальный работник.

Для полицейских постоянная практика, что такие свидетели скрываются. В 2018 году одного румына фальшивыми обещаниями завлекли в Германию, где насилием принудили заниматься попрошайничеством. Он, правда, обращался в полицию, а потом пропал. Уголовное дело приостановлено.

Прокурор Анетте Боргас рассказывает о следствии против группы уголовников, что ввезли из Белоруссии в Берлин тинейджеров с шенгенскими визами для последующего воровства. В их квартире складировались шампуни, мобильники, дорогие кремы.

Прокурор вела трудоемкое следствие, полиция следила за преступниками, оценивала видеозаписи. "Вожаки", взрослые белорусы, приказывали молодежи, что именно красть. В том числе и посредством насилия. Однако молодые люди из Восточной Европы на допросах в полиции лишь твердили, что с "этими" мужчинами встретились на улице. Что они воровали "добровольно".

"Взрослые люди явно боятся выступать в роли свидетелей. Мы постоянно сталкиваемся с эти", - говорит Боргас. В конце концов организаторы были осуждены за кражи в составе банды. Для приговора по работорговле материала не хватило. В первую очередь, показаний молодых людей.

Постоянная проблема следствия: люди не воспринимают себя как жертв преступлений. Эксплуатация - их обыденность, нередко еще с детских лет. Атмосфера преступности - норма. "К примеру, юноши и девушки, что в своем семейном или культурно близком окружении отправляются заниматься попрошайничеством или проституцией, чтобы помогать с семейным бюджетом", - говорит Лаура Буренс-Стратигакис, уполномоченная берлинской прокуратуры по борьбе с работорговлей.

Добывать деньги для "друга или "возлюбленного"", - рассказывает юрист, для многих жертв выглядит как "нормальная работа". А попрошайничество или проституция - это не принуждение. Работорговля давно стала элементом повседневности, - объясняет Буренс-Стратигакис. "И наоборот, в конечном итоге они считают себя виноватыми в том, что попались на крючок преступников".

Эта повседневность видна и по лексикону этих людей. Фраза "У меня есть работа" означает, что наркобосс выделил своему дилеру новую партию наркотиков. "Я иду работать на Курфюрстендамм" означает зарабатывание денег проституцией. Вот и преступник Виктор А. заявил Милене Б., что та должна "отработать" тысячу евро, что были потрачены на поездку из Польши, на бензин, на продукты питания. "Сексуальными услугами мужчинам".

Поэтому социальные работники вроде Барбары Эритт и защитницы прав человека Софии Виршинг требуют, чтобы государство сильнее защищало отважных свидетелей на процессах по работорговле. Разумеется, они сами должны освобождаться от уголовной ответственности. "Для своей защиты они должны получать статус законного пребывания в Германии", - заявляет Эритт.

Прокурор Буренс-Стратигакис требует от судов чаще использовать возможность допрашивать свидетелей через видеосвязь, так как для этого им не придется встречать своих мучителей в зале суде.

Когда пятеро польских безработных во время пребывания в Берлине оказывались вне поля зрения своих "серых кардиналов", они входили в вестибюли домов, и искали на табличках дверей имена, звучащие по-польски. Когда они на улице встречали людей, что вызывали у них доверие, то обращались к ним на польском языке. Им не помог никто. (Вот, а говорят, что за рубежом только русаки сторонятся своих - прим. пер.)

Лишь когда один из бездомных, Бартош Р., был в августе 2018 года схвачен с поличным, полицейские восприняли всерьез его показания, и привлекли переводчика. Бартоша буквально распирало, он хотел рассказать обо всем, и во всем сознаться. Но он непременно хотел вернуться в Польшу. Он боялся за своих знакомых, особенно за любимую женщину. Так позднее описал суд эту сцену в полицейском участке.

22 дня шел процесс по делу банды Виктора А. и его детей. Когда Милена Б. и другие жертвы работорговцев вошли в зал для дачи свидетельских показаний, суд констатировал, что они "явным образом испытывают страх". Лишь через пару часов нахождения в зале, под защитой сотрудников юстиции, страхи улеглись.

Милена Б. боялась и того, что преступники будут преследовать ее и угрожать в Польше. Пока, рассказывает Эритт, все спокойно. Милена нашла квартиру, "взяла себя в руки". Все хорошо и у детей Милены.

И вот еще что отразил суд в приговоре. "Прежде всего то, "исчерпывающие показания Милены Б., Эмилии З. и Бартоша Р." привели к большим срокам лишения свободы организованной семейной банды. Хотя польские бездомные признались полиции во множестве совершенных магазинных краж, и сами имели основания полагать, что могут быть привлечены к уголовной ответственности, они приехали в Берлин для участия в процессе. Они 13 часов ехали из восточной Польши на автобусе - и высказались. И лишь здесь они узнали, что прокуратура прекратила их уголовное преследование.


Вместо эпилога от переводчика немного ссылок про жизнь бездомных в Берлине:
https://svonb.livejournal.com/2153790.html
https://svonb.livejournal.com/2155561.html
https://svonb.livejournal.com/1898004.html
https://svonb.livejournal.com/1834905.html
https://svonb.livejournal.com/1760518.html

И на закуску статья еще из 2015 года с заголовком "Как молодые поляки становятся рабами, словно в древнем Риме".

Впрочем, Милене Б. до девушки на этом комиксе далековато. Вот у этой блондинки не возникло бы проблем с нахождением клиентов:



Tags: переводы, социальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments