svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Гусь к рождеству как микроэкономический показатель

Окончание.
В предыдущей части перевода выяснилось, что в Германии благодаря умопомешательству на "зеленой энергетике", приведшему в том числе и к закрытию АЭС (а теперь зубы точат уже на угольную энергетику), стоимость выращивания килограмма местной гусятины составляет 14,5 евро против трех с половиной, но за импортированного из Польши или Венгрии.


В работе фермера нет пауз

https://www.zeit.de/arbeit/2019-12/weihnachtsgans-heiligabend-schlachter-festtagsbraten-berlin-brandenburg/seite-3

ZEIT ONLINE: Вы не боитесь, что когда-нибудь не сможете продать гусей до рождества?

Пепер: Как правило, мы продаем всех. Но в этом году заказы начались заметно позже, в ноябре. Видимо, причина в том, что октябрь был еще очень теплым, и люди просто не думали про рождество. Сейчас бизнес раскрутился опять и похоже, что мы продадим всех гусей. Ну а если нет, то оставшихся подарим друзьям и родственникам (заметка на полях: то есть обычно гусей друзьям и родственникам не дарят? Только за деньги? Вот ведь гуси лапч... то есть Гансы :-) прим. пер.).

ZEIT ONLINE: Вам долго пришлось уговаривать дочь, чтобы она взяла заботы по ферме на себя?

Шульц: Я всегда говорил, что она сначала должна научиться чему-то стоящему. И если и после этого у нее останется мнение, что сельское хозяйство ей в радость, то она сможет вернуться на ферму. У нее должен быть и другой выбор, потому что экономические условия в сельском хозяйстве ухудшаются. Впрочем, я испытал чувство облегчения от того, что она решила впрячься в ферму. Когда ты за тридцать лет во что-то вложишь столько труда, то жалко это дело просто продавать.

Пепер: Я хотела сначала учиться на какую-нибудь сельскую профессию, но отец сказал, что лучше мне заняться чем-то другим. Поэтому я изучала, и с удовольствием, микробиологию. Сегодня я работаю четыре дня в неделю заведующей производством на одной ферме по производству микроводорослей - таким оказалось продолжение моей магистерской диссертации. Но я хочу когда-нибудь начать работать полную рабочую неделю на своей земле.

ZEIT ONLINE: Разве вы не зарабатываете больше в лаборатории?

Пепер: По крайней мере, деньги там более легкие. У меня есть дни отпуска, конец рабочей недели и твердое жалованье. Но в лаборатории вся работа - рутина. И там работаешь на другого. Обращение с животными мне куда ближе. Я хочу быть вне четырех стен, на природе, видеть восходы солнца и ощущать на себе погоду. Я такой выросла. Мне нравится, что я никогда точно не знаю, что меня ожидает по ферме. Я каждый день переживаю что-то новое. И видеть, как растут животные и растения, это тоже награда.

ZEIT ONLINE: Чему вы научились от отца?

Пепер: Многим практическим вещам, например, организацией рабочего времени перед сбором урожая или забоем птицы.

Шульц: А я научился у нее обхождению с интернетом и цифровыми данными. В начале я все заказы записывал от руки, пока не потерял один листок. И внезапно мне неоткуда было взять еще тридцать гусей. Теперь Каролин завела для этого список в Экселе и все хранит в "облаке". Поэтому подобное просто не может повториться.

ZEIT ONLINE: Есть ли какие-то дела, что вы делаете иначе, чем отец?

Пепер: Мы все обсуждаем между собой. За все эти годы отец привык к определенному ходу вещей на ферме. Меня же долго здесь не было, и когда вернулась, то захотела что-то поменять. Например, я воспринимаю благополучие животных как свою обязанность, и хотела переоборудовать обычную молочную ферму в экологическую. Отец сначала был против, потому что это дороже. Но теперь он согласился с тем, что тот шаг был разумным, и в конечном итоге принес нам больше клиентов.

ZEIT ONLINE: Что ваши друзья думают о решении стать фермершей?

Пепер: Считают, что это круто, но сами на это не решились бы никогда. И моих одноклассников почти вспе перебрались на учебу в большие города. Теперь я вижусь с ними редко. Мои здешние друзья - фермеры и трактористы из окружающих деревень. Они могут понять, почему я занимаюсь работой на земле.

ZEIT ONLINE: Вам не хочется иногда немного спокойствия перед рождеством?

Пепер: Не знаю. Что делают обычные люди перед рождеством? Я просто не знаю чего-то другого. Я выросла такой, какая есть. На земле так и так работаешь без пауз. Коровам все равно, рождество или нет. Их нужно доить и обихаживать и в праздничный день. Благодаря гусям какая-то часть времени становится особенно напряженной, но такие фазы всегда имеются в сельском хозяйстве.

ZEIT ONLINE: А сами вы едите гуся на рождество?

Шульц: В рождественский сочельник у нас традиционный картофельный салат с сардельками. Никому не охота после целого рабочего дня еще и стоять у плиты. Поэтому мы предпочитаем в первый праздничный день отправится куда-нибудь на бранч (поздний обильный и продолжительный завтрак с разнообразным меню - прим. пер.).

Пепер: Когда остается не проданными гусь или утка, мы их готовим на второй день праздника. С черносливом и печеными яблоками, как раньше делала моя бабушка. Такого гуся я люблю больше всего.


От переводчика.
То, что люди, занятые сельским трудом, видят и подмечают очень много интересного и редкого, это совершенная правда! Сколько мне всякой всячины рассказывают родители, например, про кошку, что буквально беседует с вороной, сидящей на дереве, а уж смешные случаи про коз вообще многотомником издавать можно. То ли дело горожанин, сел в автобус, воткнул в уши музон, и ушел в астрал... Кое-что, правда, перепадает и на мою долю. Например, выхожу из дома летним утром, чтобы ехать на работу, а в палисаднике сидит перед распустившимся тюльпаном соседский кот и то начнет качать стебель лапой, то нюхает цветок, то лапой за стебель, то мордой в бутон. Где теперь тот кот и где тот тюльпан? Но я же это видел, и запомнил :-)

Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments