svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Могут ли дети быть преступниками?

На этот вопрос, давно уже положительно решенный юстицией США, теперь пытаются дать ответ в Цеевропе. Полагаю, дискуссия на эту тему вызвана наплывом понаехавших с чадами и домочадцами. А теперь к тексту:



https://www.zeit.de/2020/03/strafmuendigkeit-kinder-kriminalitaet-strafrecht

Изнасилования, грабежи... Партия Христианско-демократический союз хочет наступления ответственности за тяжкие преступления уже с 12 лет. Каковы за и против?

Да. Можно предстать перед судом уже в 12 лет. Журналист Фолькер Ульрих.

Это все же дети. Их доля в статистике преступлений мала. Но хотя и немногие, все же они начинают совершать преступления в 12 или 13 лет. Совершают изнасилования. Избивают пенсионеров. Оставляя после себя жертвы, что всю оставшуюся жизнь будут жить под тяжестью случившегося, беспомощных родственников, что не смогли защить своих детей и супругов. Разумеется, можно сомневаться в том, разрешает ли наша конституция привлекать к уголовной ответственности с детского возраста. Но сильное правовое государство помимо вопроса о причинах совершения преступлений 12-13-летними должно поставить и вопрос: позволительно ли лицам, совершившим эти тяжкие деяния, остаться совсем безнаказанными? Мое мнение, что нет. Поэтому правильно, что фракция ХДС в бундестаге в начале этой недели потребовала наказывать за тяжкие насильственные преступления и до 14-летнего возраста.

Правда, статистика в Германии не свидетельствует о сколь-нибудь значительном росте числа детей, совершивших преступления до наступления возраста уголовной ответственности. Но в определенных сферах заметно вызывающее беспокойство развитие событий, особенно в части интенсификации преступности. В 2018 году было зарегистрировано 70 тысяч человек, совершивших преступления до достижения ими возраста уголовной ответственности. Лица моложе 14 лет, совершившие насильственные преступления, в том числе причинение опасных для жизни и тяжких телесных повреждений, составили целых 4% среди всех преступников.

Реакция государства не должна поэтому сводиться только к мелкоячеистой сети ведомств по делам несовершеннолетних и судов по семейным делам. В первую очередь потому, что при всем уважении к ценной и добросовестной работе югендамтов, они временами оказываются слишком слабы, чтобы надлежащим образом реагировать на феномен интенсификации преступности молодых. Концепции профилактики преступности среди детей и подростков сильно отличается в Германии в зависимости от местных учреждений. Даже если это потребует дополнительных усилий от и без того перегруженной юстиции и экспертных учреждений, я полагаю, что эти усилия необходимы.

Поскольку осмотрительное правовое государство проверяет на прочность свои возможности воздействия и адаптирует свое уголовное право так, как это необходимо. При тяжких насильственных преступлениях и соответствующей вменяемости молодых преступников ответ должен быть дифференцированным и соразмерным. Несомненно, речь идет о небольшом количестве закоренелых преступников в возрасте 12-13 лет. Чаще всего они совершают грабежи и причиняют тяжкие телесные повреждения. Среди них много рецидивистов. И зачастую эти молодые люди понимают, что творят. Они слишком хорошо знают свое правовое положение и осознанно пользуются своим возрастом, потому что не могут быть привлечены к суду.

Поэтому мы нуждаемся в реформе ювенального законодательства. Мы должны иметь санкцию на привлечение к уголовной ответственности по специальной процедуре и лиц моложе 14 лет. Одновременно мы должны сильнее спрашивать с родителей и опекунов за выполнение родительского долга.

Возрастная граница уголовной ответственности с 14 лет целесообразна не для каждого случая. А как в иных странах Европы? В Швейцарии дети подлежат уголовной ответственности с 10 лет. Во Франции всем лицам моложе 18 лет приходится считаться с возможностью быть привлеченными к ответственности, если преступление преследуется в судебном порядке. В Нидерландах уголовная ответственность наступает с 12 лет.

Для защиты граждан, ради уважения и сочувствия к жертвам и их родственникам мы нуждаемся в сильном правовом государстве, которое себя защищает. Мы нуждаемся в адекватных наказаниях при наличии личностной зрелости и вменяемости юных преступников. При таких предпосылках соприкосновение детей с уголовным правом, самой резкой санкционной возможностью государства, вполне разумно и конституционно. Кроме того, мы хотим всеобъемлющего судебного разбора преступлений, чтобы жертвы и их родственники не чувствовали себя брошенными наедине с чувством собственной беспомощности. Но при всех дебатах одно должно быть неукоснительно ясно: концецпия воспитания и профилактики должна и далее быть выраженной в ювенальном законодательстве и определять его.


Окончание следует.


Tags: переводы, социальная война, ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments