svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Помощницы Гитлера







http://www.welt.de/kultur/literarischewelt/article131751631/Sie-waren-Moerderinnen-aus-Gelegenheit.html

До этого прославился лишь немецкий комендант лагеря Амон Гёт. Своей привычкой по утрам, перед завтраком, выходить на балкон и стрелять по заключенным. Есть и фотографии, на которых предстает одутловатый мужчина с голым торсом, в брюках от Блейла. На плече небрежно висит винтовка. Дымит сигарета. После выстрела. Это было в Плашове, в районе Кракова.

А вот Лизель Вилльхаус предпочитала стрелять во второй половине дня. Когда гости собирались на кофе и пирожки. Из пистолета. Но еще более охотно из винтовки под патрон Флобера (без пороховой навески, метание заряда осуществляется за счет энергии капсюла – svonb), разработанный для отстрела кроликов в палисаднике. Попадания вызывали аплодисменты дочери Лизель и Густава Вилльхаус. Густава, коменданта, убивавшего с такой же легкостью, как кто-то другой «рубил бы солому для скота». Это было в Яновске, концентрационном лагере под Львовом.

Гёт известен как один из наиболее кровавых инструментов нацистского режима. Как само воплощение зла, для которого в кантианском смысле свобода предполагала возможность убивать. Он отметился еще в краковском гетто, прежде чем получил Плашов в качестве еще большей лужайки для игр, на которой он смог вдосталь наиграться.


«Гиена Освенцима»

Разумеется, Гёта, собственноручно убившего 500 человек, можно охотно назвать зверем, однако он был человеком, ставшим волком по отношению к другим людям. Для которого убийство стало гедонистическим удовольствием, когда он понял, что за ним больше нет никакого контроля. Заключенные Плашова молились о том, чтобы этот лагерь для принудительных работ превратили в концлагерь, что повлекло бы его передачу в подведомственность берлинского главного управления СС по экономике и административным делам, что восстановило бы этот контроль.

Гёт, Хёсс, Бруннер, Барт, Франк, Менгеле – и поныне нацистские преступники в нашем представлении носят мужской облик. В Нюрнберге на скамье подсудимых не было ни одной женщины, и имена 20 надзирательниц концлагерей, казненных после войны за свой садизм, не могли и близко равняться своей известностью с мужчинами. (Кто вообще знает про Ирму Грезе, названную «гиеной Освенцима», потому что она натравливала собак на пленных или связывала беременным женщинам ноги, чтобы помешать родам?) Наоборот. Экранизированный бестселлер Бернхарда Шлинка «Чтец», скорее, прополоскал с кондиционером образ этих добровольных помощниц.

И вот теперь этот образ основательно пересмотрен. Американская женщина-историк Венди Лоуэр (Wendy Lower) представила книгу, которая ставит на место невероятную историю о том, что женщины в третьем рейхе были всего лишь подсобниками, посвященными в дела. Спусковым крючком ее исследования, носящего в оригинале название «Фурии Гитлера», были ящики, обнаруженные Лоуэр в 120 километрах к юго-западу от Киева.


«Соучредительницы акционерного общества «Рейх»»

Находка была сделана в архиве Житомира, в качестве главного административного района входившего в райхскомиссариат Украина. Просторы Житомирщины стали в 1943-44 годах ареной жарких сражений между вермахтом и Красной Армией. Когда немцы отступили, Советы собрали оставшиеся после них бумаги, без разбору свалили в ящики, да так и оставили до лучших времен.

Лоуэр оказалась первой, кто после падения «железного занавеса» смог заглянуть в эти архивы. Она нашла там ведомости, письма, отчеты, протоколы допросов, фотографии, кинопленку. А также наткнулась на имена женщин, которых обозначила как «соучредительницы акционерного общества «Рейх»».

Она поняла, что списки учительниц и партийных активисток, на которые она наткнулась в Житомире, обозначили лишь верхушку айсберга. Полмиллиона немецких и австрийских женщин, которые прибыли в качестве учительниц, больничных сестер, секретарш и жен в Польшу, Украину, Белоруссию, Эстонию, Латвию или Литву, должны были стать составной частью нацистской стратегии, а следовательно, и машины уничтожения.


Дело Эрны Петри

Эти женщины, пишет Лоуэр, были молоды, жаждали приключений, были патриотично настроены, и хотели быть «частью Великого», «Движения». Эта когорта поколения в возрасте от 17 до 30 лет оставила на родине «барьеры законов, бюргерскую мораль и общественные традиции», «регламентирующие и подавляющие жизнь в Германии». Для этих женщин преступления на Востоке стали тем, что они рассматривали как избавительный опыт и шанс, представленный самой профессией. «Их время взросления пришлось на подъем и крах Гитлера».

Лоуэр, возглавлявшая кафедру истории в калифорнийском колледже Маккенны и была назначена молодым специалистом с дипломом в мюнхенский университет Людвига-Максимилиана, продолжила свои изыскания в немецких и американских архивах. В 2005 году она наткнулась на протоколы следствия и суда в ГДР против унтерштурмфюрера СС Хорста Петри и его жены Эрни, которые на Украине управляли образцовым имением Гженда.

В основу обвинения были положены события лета 1943 года. Тогда Эрна Петри, вернувшаяся после закупок в соседнем Львове, наткнулась на шестерых перепуганных детей, которые, очевидно, сбежали при транспортировке во время остановки в Шашкове. Она взяла малышей в свой дом, где накормила их.

Какое-то время она ждала мужа. Однако, поскольку он где-то задерживался, она взяла пистолет, полученный ею на прощание от отца, поехала с детьми в лес, где приказала им построиться в ряд на краю низины. Как выразилась Эрна Петри на процессе, лишь после того, как были застрелены в затылок первые двое, «остальные впервые напугались». Затем они начали плакать. «При этом они не плакали громко, а жалобно хныкали».


Сообщницы в главных учреждениях

Однако Эрна Петри не дала себя «разжалобить», а продолжила стрелять, пока «все они не легли в низину». Как она высказалась там же, на процессе 1961 года, тем самым она хотела получить признание у мужчин. А сбежавшие евреи так и так должны были быть расстреляны на месте.

Получить признание хотела и Йохана Альтфатер, Лизелотте Майер или Гертруда Зегель, относящиеся к полчищу секретарш, которые добровольно откликнулись на призыв «Немецкая женщина! Немецкая девушка! Восток нуждается в тебе», чтобы принять участие в деятельности на восточных землях. Они печатали приказы, позволявшие грабить евреев, депортировать их и массово уничтожать. Они были административными соучастницами в главных учреждениях. Они стали очевидцами происходящего (видели гетто, в которых они «закупались») и выгодоприобретательницами от творящегося там кровопролития, к которому и сами приложили руку.

Альтфатер гнала на отправку украинских евреев в гетто Владимир-Волынского с помошью хлыста; среди «привычек» этой «фройляйн Ханы» было подманивать к себе с помощью конфет маленьких детей, а затем стрелять им в рот из никелированного дамского пистолета (в тексте посеребренного – «silbernen», но что-то мне кажется, что здесь ошибка – svonb).


Геноцид тоже был делом рук женщин

Майер принимала участие в планировании массовых убийств, в белорусском городе Лида, и лично принимала участие как минимум в одном расстреле. Зегель, завязавшая отношения известно какого толка с гестаповцем Феликсом Ландау в польском Радоме, следом за ним перебралась в украинский Дрогобыч, где в своем гараже застрелила еврейского работника. Просто так. Как Амон Гёт.

Вилльхаус, Петри, Альтфатер, Майер и Зегель вовсе не являются исключениями. Есть и другие. Много других. И вовсе не пара идеологически оболваненных, направленных по неправильному пути лагерных надзирательниц, о которых мы уже слышали. Нет. Гитлеровские убийцы женского пола были вполне нормальные женщины. Происходившие как из рабочих семей, так и из среднего класса, образованные и нет, горожанки и деревенские.

Объединило их одно: они были молоды и жестоки. Весь ужас ситуации заключается в том, что их действия были продиктованы подходящим случаем, а не патологией. Тринадцать биографий таких женщин Венди Лоуэр приводит в своем исследовании «Pars pro Toto» (что-то вроде «параграфы через тотализатор»?).

Книга «Помощницы Гитлера» шокирует. Она разбивает вдребезги немецкий миф о женской невинности и женских страданиях, возникших в 1945 году. По меньшей мере, полмиллиона немецких и австрийских женщин стали свидетельницами операции войны на уничтожение на оккупированных восточных территориях, а то и сами внесли свой вклад в развязанный холокост. Геноцид стал и женским делом. Сейчас мы знаем это. И точат душу сомнения. Книга Лоуэр в первую очередь основана на украинских документах. Но мы не имеем ни малейшего представления о том, какие документы еще ждут своего открывателя в остальных странах Восточной Европы.
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment