svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Сталинизм. Как Путин уничтожает память о ГУЛаге





Пермь-36 – единственное памятное место о миллионах заключенных системы лагерей, существовавшей в 20-50-е годы, и поэтому не любимое Кремлем. В настоящее время группа поддержки музея отстранена.



Мрачные тучи сгустились над Пермью-36, единственным памятным местом жертвам системы ГУЛага: российское государство отстранило группу поддержки, и само взяло на себя функции управления.


Если кто-то хочет заставить замолчать неугодное учреждение, то он может разрушить его, добившись прекращения работы, а может прибрать к собственным рукам, превратив в сговорчивого сообщника. Это, бесспорно, самый элегантный метод решения проблемы.

Правда, Владимир Путин, президент России с автократическими замашками, стоящий буквально на пороге открытой диктатуры, мало подвержен общественному мировому мнению. Но и он избегает совершать слишком уж явные атакующие действия. Он предпочитает разные трюки, например, перекладывает ответственность на других или льет крокодиловые слезы, как, например, можно видеть каждый день в отношении конфликта на Восточной Украине.

В ряду этих же действий и взятие сторонниками президента под свое крыло важного памятного места преступлений сталинизма. Это куда искуснее, чем его просто закрывать: против этого решения труднее протестовать, а результат тот же.


Каторжные работы в лесу

Речь идет о Перми-36, последнем пережитке когда-то гигантской, раскинувшейся на весь Советский Союз, лагерной системе ГУЛаг. В 1943 году, примерно в 80 километрах от крупного города Пермь, был основан «исправительно-трудовое лагерь №6». Помещенные в него люди должны были выполнять каторжные работы, в первую очередь валить лес и работать на деревообработке.




«Памятное место потеряло свой смысл», - говорит Арсений Рогинский, руководитель московской правозащитной организации «Мемориал»


Сравнительно хорошо оснащенный лагерь пережил официальную кончину ГУЛага после 20 съезда КПСС в 1956 году, и стал частью советской системы исправительно-трудовых колоний. Лишь в 1987 году, в эру Горбачева, на свободу вышли последние заключенные этого лагеря-ветерана. И уже тогда началось заметание следов. Помещения с особо строгим режимом содержания были переданы под приют для душевнобольных, а из остальных построек жители соседних деревень, работавшие когда-то в ныне опустевших строениях, унесли всё, что только смогли.

Бывшие узники лагеря и активисты-правозащитники хотели, напротив, оставить будущим поколениям хорошо сохранившийся вопреки всему лагерь системы ГУЛага как документальное свидетельство преступлений сталинизма. С 1994 года заботу над Пермью-36 взяла одноименная некоммерческая общественная организация, сокращенно НКО. Однако ее статус постепенно превращался для нее же в проблему, а после возвращения на президентский пост Владимира Путина после относительно либерального Дмитрия Медведева над ней и вовсе сгустились тучи.


Жалобы сторонников Путина

Начало этому процессу, за пределами России оставшемуся практически незамеченным, было положено в начале этого года. Борьба против группы поддержки и крайне успешного в российской и международной публике музея ГУЛага началась потоком письменных жалоб от «Молодых патриотов» - молодежной организации из путинского лагеря. Большей частью они были адресованы губернатору Перми, но часть была обращена и в сам Кремль.

Группа поддержки была обвинена в «антисоветской пропаганде», поскольку в Пермь-36, разумеется, вершились преступления сталинизма. Как следствие, сначала губернатор совершил нажим на НКО, урезав выделяемые им средства, затем своего поста лишилась директор музея, замещенная на женщину из аппарата губернатора. Международная молодежная встреча, запланированная на лето, была отменена, приглашения очевидцам отозваны, либо они были умышленно запуганы, сайт на немецком языке прекратил деятельность, будучи замененным на переработанную русскую версию.

«Сегодня с Пермь-36 происходит то, что уже пережили или переживают в настоящее время многие другие независимые российские структуры», - сообщил «Ди Вельт» Арсений Рогинский. Соучредитель и председатель московской правозащитной организации «Мемориал», посвятившей себя разоблачению преступлений Советов, обвиняет: «Они поставлены под государственный контроль, и должны преобразоваться в государственное учреждение». Объектом управления государства стала заработанная с 1994 года неустанными трудами доверительность музея в глазах выживших и международной общественности.


Государственная идеология России

Рогинский, прибывший в Шверин для открытия передвижной выставки о системе ГУЛага, в силу своей международной известности может позволить себе больше критики, чем остальные российские активисты. Однако прямой критики в адрес Путина должен избегать и он, чтобы не повлечь резкие ответные меры против московского «Мемориала».

На деле все прозрачно ясно: «Если Пермь-36 станет государственным музеем, ранее имевшая место концепция уступит место актуальной государственной политике». Согласно же нынешней национальной идеологии Россия по-прежнему находится во враждебном окружении, и должна бороться на своей территории с «пятой колонной» Запада. Путинская фракция делает ставку на память о славном прошлом, в котором о сталинском терроре практически нет и речи.

«Государство должно прекратить присвоение себе музея», - требует Рогинский. «Пермь-36 должен остаться организацией гражданского общества, которое государство должно поддерживать, но не вправе вмешиваться в его дела». Новая директриса, на его взгляд, в равной степени некомпетентна и безвольна. Так, она позволила случайно обнаруженные настоящие лагерные ворота распилить и отправить в металлолом, вместо того чтобы использовать для оформления музея».

Закрывать Пермь-36 путинская фракция, скорее всего, не будет. Но акцент в ее деятельности будет смещен с памятного места жертвам сталинизма в место национал-российской идеологии. «Если музей и продолжит свое дальнейшее существование», - говорит Рогинский, сам в 1981 году несправедливо осужденный к 4 годам лишения свободы, - «он потеряет свой смысл».
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments