svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Categories:

Детский батальон "Гитлерюгенд"







Подразделение "Гитлерюгенда" из жителей Штеттина, начало 1945-го: их судьба показывает, как самые юные солдаты Германии в последние дни войны использовались как телохранители вождей национал-социалистического режима.

http://www.zeit.de/2014/13/hitlerjugend-kindersoldaten/komplettansicht

Штеттин, февраль 1945-го. На пути к Берлину перед Красной Армией лежала Померания. "Мы прочно держимся за нашу землю", - провозглашал гауляйтер Франц Шведе-Кобург. "Никто не потерян для борьбы с большевизмом, пока он сохраняет мужество. Сердца, полные верой, и оружие в руках сломают напор красного потопа".

От солдат вермахта, прямо скажем, не рябило в глазах. Для "остановки красного потопа" были под рукой лишь дети. "Кому исполнилось 14 лет, тот уже мужчина", годами вдалбливала пропаганда "Гитлерюгенда", и об этом же открыто высказался рейхсфюрер СС Гиммлер в своей позенской речи в 1943-м году: "Разумеется, можно призывать 16-летних подростков, можно даже, предвосхищая события, готовиться 15-летним, и я абсолютно уверен в том, что мы сделаем это, если однажды этого потребует судьба нации".

И однажды она потребовала. В начале 1945 года Гитлер запланировал создание десяти воинских подразделений из подростков 1928 и 1929 годов рождения, и администрация гау Померания создала из членов "Гитлерюгенда" батальон быстрого реагирования (привожу термин из нынешних реалий - svonb) "Мурсвик". 600 подростков в четырех ротах.


Смертная казнь для 16-летних лентяев

Обработка в школе и «Гитлерюгенде» была такой, что «добровольцами» вызвались совсем сопляки, включая 14-летних. Кто был старше, так и так не имел выбора: точно на 16-й день рождения в качестве подарка от «фюрера» приходила повестка на призыв в фольксштурм. Законодательство военного времени распространялось на них полностью, включая смертную казнь для «лентяев».

Это были те юнцы 1929 года рождения, даже не ставшее легендарным в ФРГ поколение «помощников зенитчиков», самые юные бойцы, напрасно загубленные перед самым концом войны. Статистика насчитывает 60 тысяч погибших в возрасте моложе 18 лет, но сколько их было на самом деле, установить уже невозможно. Штеттинский батальон является эталонным образцом бесцеремонности, с которые эти дети-солдаты посылались на смерть. «Сейчас дело за вами», - внушалось им, «вы должны лишь немного продержаться, пока фюрер не применит чудо-оружие».

Гауляйтер Померании Франц Шведе, удостоенный Гитлером почетного нацистского титула «Кобург» за то, что в 1930 году стал первым бургомистром от НСДАП, - человек без совести. Упорный в вере своему «фюреру», он собственноручно пытал, казнил умственно неполноценных, и гордо представлял Померанию первым «свободным от евреев гау». Его землякам, перед которыми он разыгрывал столь любимую им роль благосклонного властителя, в конце войны не было ни малейшей пощады. В 1945 году Шведе видел свою главную задачу в том, чтобы помешать своевременному отходу смертной казнью за «пораженчество».

После войны, в 1949 году, на слушаниях в палате по денацификации, лишь одно единственное обвинение поколебало его несокрушимую самоуверенность, а именно, что в качестве комиссара по обороне рейха он послал в бой неисчислимое количество детей. Здесь он не сдержал обиду, впрочем, он как и прочие ответственные, имел наготове ложь в оправдание: все это делалось ради беженцев. Чтобы спасти немецких граждан от красных бестий, оправдана любая жертва.


Гауляйтеру Францу Шведе не было дела до гражданских лиц

Настоящая издевка. Беженцы никогда не интересовали Шведе. Он не только помешал своевременной эвакуации померанцев, но даже хотел заблокировать свою землю для потоков беженцев. Даже тертые военные были поражены тем, с каким абсолютным равнодушием урожденный восточный пруссак Шведе относился к судьбе гражданского населения.

Об этом может рассказать Вернер Немитц. Германист, родившийся в Штеттине в 1929 году, в начале марта 1945 года 15-летним юношей записался в батальон «Мурсвик». Он был одним из тех 600 юношей последнего призыва. То, что потом случилось с ним и его ровесниками, он вытеснял из памяти десятилетиями. Пока воспоминания все-таки не достали его, и он начал в 1998 году вести расследование. Кое-что он изложил в своей книге «Последний резерв Гитлера – «Гитлерюгенд» в шкуре «вервольфа»».

Это оказалось вовсе не легким делом, развязать язык последним оставшимся свидетелям; например, Герд Вегнер, тогдашний руководитель померанского «Гитлерюгенда», отказался давать хоть какие-то сведения, обращение к организации вынужденных переселенцев и ее прессе, известной тенденциями восхваления национал-социализма, и подавно не дало результатов. Запросы в «Красный крест» и подобные розыскные структуры также большей частью ушли в пустоту.

История 600 «гитлерюгендов» из батальона «Мурсвик» ведет от Штеттина через балтийское побережье к Грайфсвальду и Штральзунду. Она началась в марте 1945 года, когда «крепость Штеттин», один из крупнейших немецких портов на Балтике, ожидал наступления Красной Армии. Население голодало, руководство гау и «Гитлерюгенда» пировало, «от души и с крепким алкоголем», как восторгалась в одном из писем начальница «Союза немецких девушек». Шведе позаботился заранее, и припас для своих личных нужд не только оружие, но и рекордные количества продуктов питания и спиртного. Чего не хватало, тут же пополнялось за счет конфискованных вилл, в то же самое время, когда была казнена девушка, осужденная как «враг народа» за то, что после бомбежки взяла себе несколько предметов белья.



Пленный 15-летний немецкий зенитчик Ганс-Георг Хенке [2]


Батальон «Гитлерюгенда» - колониальные войска командования

Юноши батальона «Гитлерюгенда» обучались не только боевым действиям на фронте, но и также партизанской борьбе за его линией. «Я верю», - призывал Шведе, «что вы во вражеском тылу вырубите русского генерала на его командном пункте». На деле же они должны были в первую очередь защищать гауляйтера и его свиту.

Тем не менее причудливые планы создания «Вервольфа» в Померании претворялись в жизнь на полном серьезе. И вовсе не случайно, потому что во главе «Вервольфа» стоял заместитель Шведе Пауль Симон. В то время, как гауляйтер преимущественно заботился о собственном благополучии, и был в этом плане предсказуем, уроженец Саара Симон, обергруппенфюрер СС, слыл опасным, фанатичным подстрекателем. Третьим в этой связке был закадычный друг Шведе – Эмиль Мазув, тоже бывший кайзеровский моряк. Он был верховным чином СС и полиции Остланда, коренастый организатор массовых убийств, и как шеф полевой жандармерии ответственный за охоту на дезертиров и «пораженцев». И здесь гауляйтер Шведе дал полную волю своим садистским наклонностям, а именно, смертные приговоры через повешение исполнялись особо мучительным и позорным образом.

Вот этому триумвирату с послушным шефом «Гитлерюгенда» Гердом Вегнером и был предоставлен в распоряжение штеттинский батальон, как подразделение фольксштурма юноши подчинялись не вермахту, а НСДАП, являясь, таким образом, армией партии. Даже там, где они формально подчинялись вермахту, руководство гау сохраняло возможности для собственного вмешательства. Шведе называл их «ополчением», и оснащал из личного арсенала. «О боже, да это же еще дети!», - воскликнул один командир полка, увидев их впервые.

Держать этих детей под контролем партии было для Гиммлера приоритетом во времена обрушивания фронтов. Еще в начале марта 1945 года он потребовал от командующего 9-й армией в секретной телеграмме «использовать «Гитлерюгенд» цельными подразделениями. Я не хочу, чтобы смешением со старыми резервистами и фольксштурмовцами воспитание и дух «Гитлерюгенда» превратились в местничество и землячество».





Когда Красная Армия начала наступление, гауляйтер смылся вместе со свитой

Красная Армия перешла в наступление. 20 марта советские части ликвидировали немецкий плацдарм на восточном берегу Одера, защищавший Штеттин. Именно здесь вступила в бой 4-я рота численностью примерно в 150 гитлерюгендовцев из батальона «Мурсвик».

Днем позже умирающий город покинула колонна блестящих, упакованных до предела автомобилей: гауляйтер снялся с места вместе со всей свитой, разумеется, не забывая и далее посылать сообщения в Берлин и радио великой Германии. Согласно им комиссар обороны рейха сам защищал Штеттин до «последней капли крови». Сначала он защищал его в деревне Штраусберг на городской окраине, затем еще западнее, в замке Шверинсбург около города Анклам. В то время, как три роты «Гитлерюгенда» были высланы вперед для обеспечения безопасного бегства, 4-я рота осталась в Штеттине.

Четыре недели позднее, 22 и 23 апреля, состоялись последний бои за город. Вермахт и СС покинули поле боя, остались лишь фольксштурм и юноши из 4-й роты. «Я отчетливо помню одну из этих контратак», - писал позднее один советский генерал, «когда противник пустил в атаку несколько тысяч человек, плохо обученных, совсем молодых или уже старых, жертв фашистской тотальной войны, которые большей частью впервые участвовали в бою».

Что же точно произошло в те апрельские дни у ворот Штеттина? Этого не знает никто. Лишь горстка смогла потом пробиться к «руководству гау» в замке Шверинсбург. Здесь им опять пришлось отстреливаться от прорвавшихся советских танковых передовых отрядов, пока Шведе с эскортом не удрал дальше. Замок выгорел дотла.




Troops of a Hitler Youth company, Pomerania, Germany, Feb 1945

Тотальная забывчивость командира роты и шефа «Гитлерюгенда»

В Шверинсбурге следы 4-й роты окончательно затерялись. Командир роты лейтенант Вернер Штюве дожил до конца войны, однако до самого последнего времени упорно отказывается давать какие-либо пояснения. Также и шеф «Гитлерюгенда» Вегнер, самолично инспектировавший эту роту в 1945-м году, в 1998 году в разговоре с Вернером Немитцем с аналогичным упорством так и не «вспомнил», где она вообще была введена в бой.

Лишь в 2007 году Немитц получил пусть зыбкие, но все же указания на судьбу юношей: останки ефрейтора вермахта, возглавившего отряд, были обнаружены на окраине бывшего местечка Хоенцаден вблизи Штеттина, и идентифицированы благодаря совместному немецко-польскому исследованию. Впрочем, от остальных ста с лишним юношей не осталось вообще никакого следа. И поныне.

После того, как Шведе вместе с эскортом покинул Шверинсбург, его дальнейший путь пролегал в направлении Грайфсвальда. Однако, русские оказались быстрее, чем предполагалось; 30 апреля город был сдан вермахтом без боя, может быть, и потому, что киндерсолдаты из другого подразделения, которое должно было «изображать сопротивление» в Грайфсвальде, были уже мертвы: утром дня, когда был запланирован их ввод в бой, во время учебных занятий ручная граната убила 22 юношей. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Поскольку оставшиеся в живых уверены в том, что «[русские бы] нас пристрелили!».



Убитые солдаты дивизии "Гитлерюгенд", Нормандия


Раненые и больные должны быть расстреляны

Незадолго до этого высланная вперед 3-я рота батальона «Мурсвик» достигла Грайфсвальда. Рота Вернера Немитца, в которой были также четыре девушки. Им был дан приказ без обиняков. Старший лейтенант вермахта, как писал позднее в своих воспоминаниях командир роты Карл-Вальтер Росдойчер, «давая указания, выражался столь грубо, как я до этого не слышал ни разу от членов ваффен-СС».

Рота должна была «пропустить вперед себя фронт», после чего «в тылу вражеских линий организовать «Вервольф»». Они получили задание «проводить акции саботажа», полностью перейдя на снабжение «за счет уничтоженных вражеских тыловых частей». В целях маскировки нельзя было брать пленных. Также и собственных раненых и больных (гласила инструкция) командир роты должен был «расстреливать собственноручно». Как уверяет Росдойчер, с этого момента «мы знали только одну цель – вернуть домой наших девушек и юношей невредимыми».

Что и было сделано: окольными путями он вывел детей на Запад, этим актом гражданского мужества сохранив им жизнь.

Их товарищам из двух оставшихся рот батальона «Мурсвик» подобный счастливый билет не выпал. В это время они находились в Штральзунде, являясь авангардом руководства гау. Когда 30 апреля прибыл Шведе вместе со свитой, он отправил свое «ополчение» обратно на фронт, фактически уже прекративший свое существование. Как позже Немитц выяснил в ходе своих расследований, «когда Мазув, Шведе-Кобург и Вегнер узнали, что сухопутные части, люфтваффе и кригсмарине больше не хотят защищать «крепость» Штральзунд, они в ночь на 1-е мая послали обе роты «Гитлерюгенда» на подступы к городу с задачей «сдерживающего сопротивления»».



Немецкие подростки из гитлерюгенда, взятые в плен союзниками весной 1945 года


Гауляйтер Шведе спасся, и приказал взорвать за собою мост

В это время оставшиеся жители пытались выбраться из Штральзунда на расположенный вблизи остров Рюген. Они тысячами сновали по улицам в направлении ведущего к острову моста-дамбы.

Однако те, кто стремился в направлении рюгенской дамбы, угодили в ловушку. Власть гау закрыла остров для беженцев. Правом преимущественного проезда обладал сам Шведе. Навьюченный трофеями автомобильный конвой проследовал на остров, после чего Шведе приказал взорвать мост.

Примерно в 20 часов вечера 30 апреля, всего за несколько часов до самоубийства Гитлера в Берлине, Вегнер отдал боевой приказ первой роте батальона «Мурсвик». Оберштурмфюрер СС привел юношей на позиции вплотную к дамбе Рюгена, после чего растворился. Одновременно было принято решение о сдаче без боя и Штральзунда. После того, как город покинул последний военный, лишь бойцы «Гитлерюгенда» остались без приказа на отход. Администрация гау, согласно позднему извинению руководителя померанского «Гитлерюгенда» Вегнера, просто забыла о них.

Также «забытыми», - на сей раз вермахтом, оказались оставленные на шоссе у Грайфсвальда помощники люфтваффе и последняя рота из «Мурсвика». «Мы шли вечером, спотыкаясь, по бездорожью», - вспоминал один из выживших. «Ситуация была ужасная. Малыши ревели, и хотели домой. Обстановка накалилась, когда мы подбили из панцерфауста грузовик русских».

И произошло то, что и должно было произойти: молодежь начала стрелять в надвигающихся красноармейцев, приготовившихся к взятию Штральзунда без боя. Советы отреагировали жестко. Всего погибло 96 юношей. Группа 15-16 летних пленников должна была выкопать себе могилу, и затем по законам военного времени была расстреляна и погребена. «Это большое несчастье для города, что он оборонялся», - говорилось в одном из первых объявлений победителей. «Поэтому с ним будет обращение, как с захваченным городом».


Никаких последствий для подстрекателей

Для Шведе и Мазува этот детский крестовый поход, напротив, окупился: они не только сохранили невредимыми свои шкуры (Мазув уехал из Штральзунда на автомобиле, Шведе выбрался из Засница в Рюгене морем), но так и не понесли наказания за свои преступления в Померании. Совсем за другие деяния оба предстали в 1951 году перед судом в Кобурге и были осуждены к лишению свободы. Однако еще в том же году Мазув был помилован баварской юстицией, умер он в 1987 году в Карлсруэ; гауляйтер Шведе вышел на свободу в 1956 году, и умер в Кобурге в 1960-м.

Ответственные из числа «Гитлерюгенда», правда, позднее признавались в муках собственной совести, однако, до последнего отказывали в том, что особенно могло помочь родственникам и друзьям пропавших без вести подростков: в информации. Поэтому полностью неизвестными по-прежнему остаются обстоятельства смерти более чем сотни юношей из 4-й роты батальона «Мурсвик». Как будто все происходит в сказке про злого гаммельнского крысолова, на деле же речь идет о неслыханном преступлении, о котором уже никто ничего не хочет знать.

http://www.zeit.de/2014/13/hitlerjugend-kindersoldaten/komplettansicht

Из комментариев к статье:
"В последние дни войны СС не ждал, пока 14-летние заявятся в качестве добровольцев, они просто забирали мальчишек с собою. Хотели они того или нет. Об этом рассказывал мне отец, живший тогда в Богемии, и которому было в это время 14 лет. Юноши прятались в лесу или где-то еще, лишь бы не стать пушечным мясом...

Моему отцу повезло, он был 1933 года рождения. А вот его брату Бернду - нет. Он родился в 1931-м, и несколько спустя после достижения 14-летия был призван и отправлен на Восточный фронт. Немного позднее он был объявлен пропавшим без вести... кем и остается поныне."


Пленные немецкие солдаты-подростки в Мартинцелле
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments