svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Category:

Рассказ о том, как они, наконец-то, нашли друг друга. Директор-педофил ...

... и школа реформаторской педагогики с анархическим укладом.



Телевизионная драма производства телерадиокомпании АРД про школу в Оденвальде: солнце, луна, насилие




http://www.spiegel.de/kultur/tv/odenwaldschulde-ard-drama-die-auserwaehlten-mit-ulrich-tukur-a-986993.html



Жертвами сексуальных домогательств стали по меньшей мере 132 школьника в Оденвальде. Компания WDR фильмом "Избранные" берется за тему, как рай для педагогов превращается в педерастический ад.


О, этот свет! Первое визуальное впечатление от «Избранных» - нежная освещенность сцены, на которую изливается история о совершенных изнасилованиях. Живописные домики школы «Оденвальд», раскинувшиеся на двух холмах долины Хамбаха, купаются в теплом свете. Комнаты учебных и жилых помещений построенного в крестьянском стиле бывшего показательного образца реформаторской педагогической школы до последнего уголка пронизаны солнечными лучами. А ночью все залито лунным светом, кажется, что злу здесь просто негде укрыться. Всё на виду.

Съемки «Избранных» после долгих дискуссий с тогдашним руководством школы состоялись в самой школе Оденвальда, поздним летом этого года. И то, как эта история про интернат спустя долгое время наконец увидит свет (премьера запланирована на октябрь, на Первом канале западно-германского радио), само по себе кажется педагогической утопией.

В этом недостаток серьезности? Наоборот. Светлый, теплый тон – точный драматургический ход, потому что лишь таким образом можно объяснить, почему насилия над школьниками можно было учинять столь долгое время – с 60 до 90-х годов 20 века, три десятка лет. Почему никто не принял меры, хотя о совершаемых изнасилованиях имелось достаточно признаков: как вообще этот рай для детей мог превратиться в рай для педофила? Но произошло именно это, и преступления сложились в систему. По меньшей мере, 132 школьника в Оденвальде стали жертвами сексуальных домогательств. После общественного обсуждения скандала после 2010 года школа вошла в финансовый штопор, желающих учиться в этих стенах больше нет, гарантии деятельности школы как учебного заведения действуют лишь еще на год.


Балет под панк-рок и танцы под прогрессивный рок


Режиссер «Избранных» Кристоф Рёль сам побывал в шкуре ученика в Оденвальде, с 1989 по 1991 годы. В 2011 году он снял по этой теме документальный фильм «И мы не единственные». В игровой манере по сценарию Сильвии Лойкер и Бенедикта Рёскау он рассказал об этих происшествиях от лица молодой учительницы (играет Юлия Йенч), которая, как и он сам, прибыла в полной неосведомленности о том, что ее ждет за порогом школы. Школы, в которой каждый должен был ковать счастье по собственным рецептам – под девизом «будь самим собой», ставшим лозунгом школы с момента ее основания в 1910 году.

Действие фильма происходит в начале восьмидесятых, учителя вытанцовывают перед зеркалом в ванной под приятный прогрессивный рок, школьники здесь и там отрываются под дерзкий панк-рок. В одной из самых трогательных сцен фильма два юноши исполняют балет под музыку композиции «Going Underground» панк-группы «The Jam». Можно ходить с патлами или стриженным под ноль, облаченным в куртку с заклепками или банный халат.

А поскольку учителя не зажимают свободу, бывает, что халат просто сбрасывается.

Не дискредитируя реформаторскую педагогику в целом, Рёль показывает, как легко может быть размыта граница между вольнодумством и страстью к экспериментам с одной стороны, и одичанием и безнадзорностью с другой. И вот уже учителя совместно со школьниками раскуривают косяк с марихуаной; другой учителишка (Адам Бусдукос), сам по себе вполне положительный человек, регулярно спит с 17-летней школьницей; еще один педагог вообще вместе со школьником слушает Штрауса обнаженным, потому что лишь таким образом можно лучше всего насладиться этой «прекраснейшей» из всех музыкой.

Необычный, неприличный, неслыханный: через такие этапы погружается в космос Оденвальда молодая учительница, в котором лишь кажется, что каждый счастлив по собственному желанию. На самом деле это пространство без правил существует лишь для того, чтобы могущественные навязывали свою волю слабым. Здесь свобода существует лишь для сильных.


Ужас «педагогического эроса»

А самый сильный здесь руководитель школы Симон Писториус. Ульрих Тукур играет его, имея в виду реальный прототип – бывшего директора Герольда Беккера, управлявшего в Оденвальде с 1972 по 1985 годы, и который по результатам официального расследования случаев изнасилования был назван главным преступником. Его зрелищное появление в кадре наполнено отравой нежности. Тукур играет его как охотника на людей, диктатора в личине хиппи и с плутовским взором, держащего свой педагогический коллектив с такой же хваткой, что и попечительский совет. Критиков своего стиля телесного воспитания он заставляет умолкнуть ссылкой на платоновское понятие «педагогического эроса».

С распростертыми руками идет педа… …фил в исполнении Тукура к детям, хвалит их и подтрунивает над ними, узнает их слабости, чтобы использовать потом в свою пользу. Ему не требуются роковые звучания скрипок за кадром и какие-либо лишние детали, чтобы показать мрачную власть этого человека. От одного вида якобы дружеского объятия стынет кровь в жилах. Объектив камеры может отвернуться в сторону, всё уже сказано.

А родители, большей частью состоятельные, выглядят благодарными, потому что в этих стенах кто-то явно нашел контакт с их детьми, к чему сами они уже не в состоянии. В подкорке старшего поколения твердо засели одичание нацистской эпохи и молчание эры Аденауэра; налицо тоска по жесткой руке контроля над подростками без точного представления, как это, собственно говоря, может выглядеть. И тут непринужденные, самоуверенные лекции босса школы о раскрепощении тела и духа как нельзя кстати.

Фильм полностью отвечает всем требованиям телевизионного прайм-тайма (вплоть до неуклюже поданного морального назидания в самом конце фильма). При всей скрупулезности параллелей «Избранные» меньше всего представляют собою разбор школы Оденвальда, а в гораздо большей степени адресуют к картине нравов того времени. Времени, когда бессильное поколение родителей даже ценой стирания границ дозволенного хотело видеть своих детей счастливыми. Заблуждение, живое еще и поныне. Это и делает фильм крайне мрачным вопреки всем этим солнечным декорациям.




От этого объятия у зрителя мерзнет кровь в жилах: директор школы Симон Писториус (Ульрих Тукур) с подопечным.




Ступени в педофильский ад: молодая учительница Петра Круст (Юлия Йенч) наблюдает за своими коллегами со все большим изумлением.




Детство в страхе. Юный Франк (Леон Сайдель) – одна из жертв Писториуса.




Тиран в личине хиппи: Писториус знает, как держать в узде весь коллектив.




Прекрасное настроение от официального визита: Писториус показывает политикам территорию школы.




Здесь всё понятно: Писториус домогается до Франка.




Бессильный протест: Франк срезает свои локоны.




Совесть трудно заглушить: даже 30 лет спустя после работы в Оденвальде учительницу Петру Круст мучают воспоминания.




Их никто не хочет слышать: уже выросший Франк (Патрик Йосвиг), вместе со своими однакашниками, хочет рассказать о своих страданиях.




Чужой для собственного ребенка: отец Франка Хельмут (Райнер Бок) не хочет ничего и слышать про изнасилования в школе Оденвальд.



Изнасилованный и одинокий: Франк под душем.

Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments