Рассказ из Гуантанамо: "Мы дадим тебе урок американского секса!"

От переводчика.

Когда я впервые услышал про секретные тюрьмы ЦРУ, то был шокирован реакцией на него либеральной части нашего общества. По сути, этой реакции не было вообще. Никому из нас не довелось узнать про реакцию на существование "секретных тюрем КГБ" по причине их отсутствия, но смею предположить, что она, реакция, оказалась бы диаметрально противоположной. Девятый вал на КГБ и легкая зыбь в адрес ЦРУ. Где-то году в 2008-м на форуме Экслера я просто предложил оппонентам назвать мне хотя бы одну "секретную тюрьму КГБ-ФСБ". И мне тут же назвали СИЗО Чернокозово в Чечне. Официальную структуру УФСИН на территории РФ! А потом имеющий уши да мог услышать уже про пытки. И даже увидеть фильм, оправдывающий их применение. Ведь в итоге пленного не допытали, и на территории США бахнул ядерный взрыв! В кино, разумеется, но ведь мысль понятна? Поэтому что позволено американскому Юпитеру, не позволено российскому быку. И слава богу. Значит, мы все еще люди. И поэтому надо напоминать, напоминать и напоминать про Гуантанамо. Пользуясь тем, что это делает в силу своих соображений какая-то часть "свободной" западной прессы.




Бесконечные допросы, ночи, проведенные в «морозильнике», и сексуальное насилие: американский лагерь в Гуантанамо известен своими жесткими методами. И вот один из узников опубликовал свой дневник, рушащий все бытовавшие до этого представления об условиях содержания в нем.

http://www.welt.de/politik/ausland/article136575494/Wir-geben-dir-eine-Lektion-in-amerikanischem-Sex.html


Фото: dpa
Одетые в оранжевую униформу, сидящие на коленях узники военно-морской базы США в Гуантанамо. Лагерь прославился своими жестокими методами ведения допросов.


На второй или третий день своего пребывания в Гуантанамо Мухаммед Ульд Слахи потерял сознание в своей камере. «Меня долгое время рвало, и поэтому мой организм оказался полностью обезвоженным», - написал мужчина под опознавательным номером узника 760. Мавританец уже свыше девяти месяцев подвергался допросам в Иордании и на базе ВВС США в афганском Баграме, пока не был закован, спеленут, усыплен, и с капюшоном на голове перевезен в печально известный лагерь содержания пленных на Кубе.

Во вторник начались его записи, превратившиеся позднее в книгу. 44-летний мужчина, изучавший в Дуйсбурге электротехнику и долго живший в Германии, и сегодня сидит в той же камере, в которой написал свой дневник.

Даже одни юридические распри вокруг «Дневника из Гуантанамо» показывают, насколько взрывоопасной является эта рукопись в 466 страниц. Более шести лет адвокаты Слахи боролись за то, чтобы дневник был издан хотя бы в отредактированном, при соблюдении строгих условий американских военных чинов, виде. Сама рукопись все это время хранилась где-то поблизости Вашингтона, и доступ к ней был возможен лишь при соблюдении всех правил, обеспечивающих ее сохранность.


Фото: dpa
Яхди Ульд Слахи, брат арестованного Мухаммеда, вместе с адвокатом Нэнси Холландер представляет этот репортаж из Гуантанамо.

То, что в итоге стало достоянием общественности, представляет собою детальный и прозаичный взгляд на одну из мрачнейших глав в истории вооруженных сил США. Лишь в прошлом месяце отчет сената США описал методы допроса, применяемые ЦРУ после теракта 11 сентября 2001 года, как гораздо более жестокие, чем считалось ранее. Описания от Слахи органично дополняют эту рушащую прежние представления картину, показывая пыточные камеры Гуантанамо как «комнату ужасов». Лишение сна, бесконечные допросы, содержание в помещении с температурой 10 градусов Цельсия, избиения, оскорбления, унижения должны были сломить его волю, и принудить к признанию.

«Неожиданно в помещение для допросов ворвалась команда из трех солдат с овчаркой», - пишет Слахи. Двое из них, с полностью скрытыми лицами, стали жестоко бить его по лицу и ребрам. «Завяжите этому ублюдку глаза, чтобы не смотрел по сторонам», - крикнул один из солдат, после чего Слахи получил сильнейший удар в лицо, затем ему завязали глаза, заткнули уши, накинули на лицо пакет, и заковали в наручники.

«Я не вымолвил ни слова, полностью лишившись сил от неожиданности и в полном убеждении, что именно сейчас меня и казнят», - пишет Слахи. Его вытащили наружу, закинули в грузовик, после чего последовало хождение на шлюпке с продолжением мучений.


Фото: dpa
Большие куски текста вымараны цензурой, публикации предшествовала многолетняя судебная тяжба.


«Хождение по мукам» продолжалось еще три или четыре часа, после чего меня передали другой [свежей] команде, продолжившей испытывать меня уже другими методами пыток». Далее он должен был пить одну соленую воду, затем его от горла до лодыжек засыпали под одеждой кубиками льда, чтобы причинить ему страдания и одновременно устранить следы от предыдущих побоев.

Команда заплечных дел мастеров действовала по указанию с самого верха: Дональд Рамсфельд, министр обороны при президенте Джордже Уокере Буше, знакомился со всеми документами и предписал усилить давление на предполагаемых заговорщиков аль-Каеды с помощью интенсификации допросов. Слахи один год содержался в секретном месте «Лагерь Эхо», куда по соображениям «военной целесообразности» не допускались даже представители Красного Креста, имевшие доступ к заключенным в Гуантанамо, и боровшиеся за улучшение условий содержания под стражей.

«Не давайте ему пощады. Усиливайте давление. Сведите его с ума», - цитирует Слахи своего надзирателя. Сам он в условиях плена выработал собственную стратегию: «Я показывал себя куда более пугливым, чем был на самом деле». Иначе с ним стали бы обращаться еще хуже. Он постоянно обращался в памяти к своей семье. Связь с нею ему разрешили лишь через годы изоляции.

По информации, сообщенной «Шпигелю», он неоднократно подвергался жестокому обращению со стороны военнослужащих США женского пола: «Хорошо, сегодня мы тебе дадим урок сумасшедшего американского секса», - сказала ему одна из них. После чего две женщины заставили его участвовать третьим в оргии «абсолютно унизительным способом». Самыми недостойными подробностями он делиться с читателем не стал. Также ему запрещали молиться, а во время Рамадана насильно кормили.

«Он знал, что невиновен, потому и выдержал», - убежден его брат Яхди. «Если я начну рассказывать обо всем, что пережила моя семья, мы будем сидеть до завтрашнего утра», - сказал он по поводу презентации книги в Лондоне. Сам Яхди Ульд Слахи, живущий в Дюссельдорфе, узнал о содержании брата в Гуантанамо из «Шпигеля». Семья, живущая в Мавритании, не хотела в это верить. Но затем из тюрьмы пришло первое письмо. Книга стала для семьи, гордящейся своим братом, последним избавлением. «Наши дети и женщины перестали плакать».

Правдивость содержимого дневника Мухаммеда Ульда Слахи не может быть перепроверена из независимых источников, однако выглядит подлинной в свете деталей из отчета ЦРУ и других сообщений из Гуантанамо. Подозрение в том, что он планировал теракт в аэропорту Лос-Анжелоса или теракт 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, не подтвердилось. На сегодняшний день, после более чем 13 лет нахождения под стражей, ему не предъявлено никакого обвинения.

самая демократическая страна мира
Представить сложно, что скрывается за вымаранными цензурой строчками.
Для военных, бывших палачами - подобные пытки тоже не проходят бесследно. Неврозы, психозы - с ними тюремные садисты возвращаются в свои тихие американские города, где продолжают "оттягиваться" на окружающих. Всё-таки, в чём-то справедливость торжествует
Re: самая демократическая страна мира
"Для военных, бывших палачами - подобные пытки тоже не проходят бесследно".

Как следует из описания, они работают сменными бригадами. А база в Гуантанамо может предложить хорошие условия для отдыха от трудов тяжких. Доводилось читать. Пляжи, корты. Карибы. Это вот из Афгана они приезжают с поствоенными синдромами.
Re: самая демократическая страна мира
Я имею в виду, когда контракт военный закончится, вояки по домам разъедутся. Никто в Гуантанамо не остаётся навечно (я про персонал пыточный). А про инфраструктуру для отдыха - это без сомнений - налажено отменно
Жуть. И даже обвинения не предъявили.

Цивилизованное общество, демократия, права человека.
Это же не содержание в нормальной тюрьме в штатах. За этих никто не спросит. Разве что Красный Крест попросит повысить температуру в "морозильниках".
пытка дневником
Возможно правозащитники считают, что "лёд тронулся", а мне кажется, что публикация таких дневников, равно как и отчётов о "методах допросов" ЦРУ -- это меры устрашения. Мол, смотрите, что мы делаем и будем делать, и нам за это ничего не будет. Издавайте свои дневники и пугайте друг друга ещё сильнее. Дневник -- это тоже мера психологического давления: на новых заключённых.
Re: пытка дневником
Да, мне тоже кажется подозрительным, что узник может быть приравнен к бессловесному скоту и одновременно иметь возможноть вести дневник, передать его на волю, и опубликовать.
Re: пытка дневником
Тоже так думаю. Впрочем, даже то, что американцы готовы нести имидживые потери о многом говорит.
Re: пытка дневником
Про настоящие имиджевые потери можно будет говорить тогда, когда начнет падать количество желающих въехать в страну хоть тушкой по визе, хоть нелегальным чучелом. Об этом пока и речи нет.