Самоубийственные покушения во славу ислама

Как бы еще попугать бюргера, взбодрить, так сказать? Надо вытащить из нафталина дела давно минувших дней - историю убийц-ассасинов, и приплести к злободневности дня. Пипл схавает. Для интеллектуалов - книга, а для обывателя - документальный фильм с инсценировками.



Они служат синонимом вероломного убийства и фанатичной веры. Однако ассасины средневековья проводили правильную стратегию, как показывает репортаж "№24"



В средние века радикалы-исмаилиты развязали войну с целью убийства вождей своих врагов. Как видно из репортажа "№24", эта тактика имеет много схожего с современной партизанской войной, герильей.

http://www.welt.de/geschichte/article136957923/Selbstmordattentaeter-im-Namen-des-Islam.html

Низам аль-Мульк был набожным и умным политиком. Урожденный перс еще молодым человеком поступил на службу к турецкому султану-сельджуку, которые в 11 веке нашей эры объединили обширные территории Ближнего Востока в одную большую империю. Основание многочисленных школ по изучению корана демонстрирует силу веры аль-Мулька, а его "Книга искусства управления государством" говорит о его политическом таланте. Формально всего лишь визирь империи, он был ее настоящим правителем. Пока 14 октября 1092 года его не настиг кинжал убийцы. Со смертью Низама аль-Малька рухнуло и могущество империи сельджуков.

Знаменитый государственный деятель стал первой выдающейся жертвой покушения самоубийцы из числа мусульманских сектантов, вошедших в историю как ассасины. После теракта 11 сентября 2001 года стало понятно, что они и спустя тысячелетие все еще могут быть образцом для подражания религиозным фанатикам. Поскольку их покушения и воздействие могут иметь аналогичный политический резонанс: свои мотивы и легитимацию преступного деяния ассасины черпают из веры в то, что тем самым помогают победе "единственно верного ислама".

С помощью простых, но впечатляющих приемов информационный канал "№24" в своем субботнем репортаже "Ассасины" перебрасывает мостик между историей и настоящим временем. Многочисленные инсценировки меняются между историческими и современными кулисами. То мы видим прохожего на средневековой улочке, оказавшегося злоумышленников, то водителя на рынке, взрывающегося вместе с машиной.

В новой серии канала "Воины прошлого" британская продукция предлагает захватывающее описание секты, самыми сильными сторонами которой до 19 века были хранение тайны и притворство. Поскольку их представления о настоящем исламе постоянны были противоположны подавляющему большинству мусульман.

Шиитское меньшинство быстро распалось на множество течений. Одним из них были исмаилиты. Они жили с убеждением, что во время передачи власти от шестого потомка Мухаммеда (имама) к седьмому было нарушено правильное наследование. Исмаилиты выстроили подлинное тайное учение, которое стали распространять через миссионеров во всех частях исламского мира. Суннитские правители пытались искоренить их с помощью жестокости и крови.

Одним из таких посланцев исмаилитов был Хасан-и Саббах. Уроженцу Ирана удалось заполучить в свои руки множество крепостей в гористой местности к югу от Каспийского моря. Важнейшей из них стал Аламут, неприступное горное гнездо. Здесь он собрал своих сторонников, согласных беспрекословно подчиняться ему. И здесь он развил свою стратегию.

Поскольку он ничего не мог противопоставить в открытом бою сельджукам или сирийским и египетским полководцам, Хасан-и Саббах стал последовательным новатором в деле асимметричного ведения войны. Он объявил войну не армиям, а их вождям, поскольку понял, что мусульманская империя институционально слабо скреплена, и ее существование держится в первую очередь на харизме и достижениях ее монархов.


Фото: N24/ IMG Media
Тень убийцы: инсценировка канала "№24"

В Аламуте Саббах тренировал своих людей искусству ближнего боя и маскировки. Для выполнения своих задач им дозволялось даже лгать о собственном вероисповедании. Как и современные бойцы-партизаны, ассасины практивали шпионаж за врагом и проникновение в его крепости и войска. Когда Низам аль-Мульк хотел выступить на решающую битву против исмаилитов в Иране, к нему приблизился суфий, странствующий святой проповедник. Телохранители пропустили его, и ассасин смог исполнить свою миссию.

Не только тщательность планирования и проведения нападений шокировали современников, но и то обстоятельство, что ассасины действовали без оглядки на собственную жизнь. Их целью было успешное убийство, а не бегство. Хасан-и Саббах вскоре ощутил это вторичное воздействие его способа ведения войны, повсеместное распространение страха и ужаса перед угрозой пунктуально осуществляемого террора. После его смерти в Аламуте был найден список почетных целей, насчитывавший свыше 40 имен. "Эмиры, визири, генералы, знать и шерифы".

В атмосферу Европы ассасины попали, когда в Сирии смог укрепиться столь же харизматичный, как и целеустремленный последователь Хасана Саббаха - Рашид ад-Дин Синан. С помощью стратегии религиозно подкрепленных самоубийственных покушений ему удалось вклиниться между мусульманскими княжествами и государствами крестоносцев, взяв под свой контроль несколько крепостей в Сирии, и установить настоящий режим террора. Параллели с современным "Исламским государством" очевидны.

Большинство жертв были из числа мусульман

В Европе Синан стал известен и прославлен как таинственный старец с гор. Султан Саладин ускользнул от его преследований. Крестоносец Конрад фон Монферрат, избранный в 1192 году королем Иерусалима, стал его выдающейся жертвой. Однако старец вел себя сдержанно по отношению к христианам, по крайней мере, членам орденов. Поскольку орденства были слишком жестко организованы, чтобы смерть лидера могла поставить под вопрос существование всей системы. Как и исламский террор современности в большей части направлен против мусульман, так и жертвами тогдашних ассасинов были большей частью приверженцы Аллаха.

От них и пришло имя, под которым стали известны в истории люди Синана: ассасины от "асис", гашиш или другое курительное средство. "Из всех различных объяснений", - писал известный британский востоковед Бернард Льюис, "это наиболее похоже на правду, что таким выражением высказывалось презрение к фантастическому содержанию вероучения и экстравагантному поведению сектантов, то есть скорее как ироничный комментарий к их поведению, чем к описанию практики их действий".

Репортаж отчетливо выявляет различие с современными террористами: для ассасинов Саббаха и Синана задание заканчивалось со смертью приговоренного лица - военного или политического лидера противника. Самоубийственные же акты современности, напротив, превращают террор в оружие, стараясь создать его с помощью многочисленных смертей непричастных лиц. Сопутствующий ущерб превращается в самоцель убийства.



Фото: picture alliance/akg-images
Еще Марко Поло описал процедуру мотивирования вождями ассасинов своих "избранных" на мученический подвиг: они возлежали в саду, по описанию похожем на рай. В нем текли вода, мед и вино. К их услугам были прекраснешие девушки и пажи. Во всем остальном должны были помочь наркотики.


Фото: picture alliance/dpa
Аламут на севере Ирана - резиденция Хассан-и Саббаха (1034-1124), основателя секты ассасинов


Фото: picture-alliance/akg-images
До перехода к оседлому образу жизни он в качестве агитатора седьмого шиитского имама посетил многие территории исламского мира. В Каире, оплоте шиитского халифата Фатимидов, он сцепился с Бадром, генералом и человеком сильной воли.


Фото: picture-alliance/A.F.Kersting
Два поколения спустя после смерти Хасана вождем сирийских ассасинов стал Рашид ад-Дин Синан (1134-1192), с которым поддерживал тесные связи Иран. Синан построил в качестве своей резиденции крепость Масиаф. Крестоносцы называвали его "старцем с горы".