svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Йохен Хипплер. Гражданская война на территории племен в Северо-Западной провинции


Красным цветом проведена "линия Дюрана"



http://www.bpb.de/apuz/32723/pakistan-seine-stammesgebiete-und-der-afghanistan-krieg?p=all

В самую кровопролитную горячую точку превратилась Северо-Западная пограничная провинция (с апреля 2010 года Хайбер-Пахтунхва - svonb), в существенной своей части населенная пуштунами, и граничащая с Афганистаном. Тамошние роды и племена уже столетиями находятся в тесных связях со своими родственниками по ту сторону нынешней государственной границы, установленной в колониальные времена Великобританией (линия Дюрана), что повлекло искусственное разделение территорий с пуштунским населением.

Зона племен (Федерально управляемые племенные территории (ФУПТ), английская аббревиатура FATA) входит в Северо-Западную провинцию. С юридической точки зрения она является частью Пакистана, конституция которого, однако, гласит: "Никакой закон, принятый парламентом, не действует в какой-либо части или целиком на территории зоны племен, если на то не будет распоряжения президента", что едва ли когда-нибудь произойдет. Это отсутствие действия права в регионе при афганской границе отражает тамошнюю слабость государства. Правительственная власть в ФУПТ устроена архаично. Она базируется на принципе автономии каждого отдельного племени, за которыми надзирают семь "политических агентов" президента, назначаемых от своего имени губернатором провинции Северо-Запад. Впрочем, они не располагают прямыми правительственными или административными полномочиями, их влияние зиждится на сотрудничестве с маликами, вождями племен. Они применяют старую технологию кнута и пряника, дабы понуждать маликов к кооперации, то есть либо используют финансовые и аналогичные стимулы, либо угрожают коллективными денежными штрафами, удержанием их из финансовой и материальной помощи.

Политические агенты и малики одинаково зависят друг от друга: власть малика над своим племенем зависит от финансовой, политической и прочей поддержки со стороны политагента, он нужен для выстраивания клиентской сети. Одновременно агент нуждается в малике, чтобы вообще иметь возможность представлять интересы правительства. Такой вид косвенного правления возник во времена британской колониальной зависимости, и в 1901 году был кодифицирован в так называемом Регулировании пограничной преступности (Frontier Crimes Regulation (FCR)). Его положения действуют и сегодня, поскольку никакое правительство не в состоянии держать под полным контролем зону племен вдоль границы с Афганистаном.

Подобная модель управления, если ее вообще можно так назвать, в значительной мере исключает местное население из политической жизни. Оно смогло впервые вообще принять участие в выборах только в середине 90-х годов. До этого депутатов в парламент назначали вожди племен. Даже политические партии сами по себе по прежнему находятся вне закона, хотя президент и объявил в 2009 году реформу для их легализации, которая еще должна быть воплощена в жизнь. На ФУПТ не существуют государственные суды, племена несут коллективную ответственность за криминальную деятельность своих отдельных членов. Отсюда следует, что такая анахроничная система управления может функционировать, пока племена фактически контролируют свою нынешнюю территорию обитания, и продолжает существовать племенная структура с доминирующей ролью малика. Обе эти предпосылки, однако, часто уже не соблюдаются. Во время войны в Афганистане в 80-е годы и в начале 90-х старая племенная структура была похоронена по крайней мере двумя социальными группами, получившими власть. Первая - лидеры неправительственных вооруженных формирований. В военное время традиционные социальные структуры менее важны, чем военная эффективность. Поэтому многие полевые командиры в силу своих военных и организаторских способностей стали на местах могущественными фигурами. Вторая группа - муллы и иные религиозные вожди, по причине растущего значения религиозной мотивации антисоветского джихада получившие значительное влияние. Если первоначально муллы были в первую очередь частью племени со второстепенным политическим значением, а то и служа мишенью для острот, то далее они зачастую приобретали заметное политический вес.


Советские военнослужащие в Афганистане

Отсюда растут корни социоэкономических тенденций к ослаблению племенной структуры, например, хроническое переселение в города. Джихадистская трансформация местной религиозности, служившая для дополнительной мотивации и мобилизации антисоветской борьбы, а равно создание полувоенных структур, содействовали социальному переформатированию. После вывода советских войск сложившаяся ситуация не вернулась к исходному состоянию, а позднее гладко была поставлена на службу борьбы против войск НАТО в Афганистане, против пакистанского правительства, а также для целей международного джихадизма в лице аль-Каеды. Резюме. Зона племен более слабо интегрирована в пакистанское государство, одновременно обладает неформальными, но тесными связями с племенами по ту сторону афганской границы.
Tags: Йохен Хипплер, Пакистан, Школа высших смыслов, мироустроительная война, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments