svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Йохен Хипплер. Война в Пакистане и провинции Северо-Запад





http://www.bpb.de/apuz/32723/pakistan-seine-stammesgebiete-und-der-afghanistan-krieg?p=all

Европа и США с озабоченностью наблюдают за пакистанской зоной племен, потому что она, с одной стороны, осложняет ведение войны в Афганистане. Так, едва контролируемый регион служит для афганских повстанцев местом отступления и отдыха, предоставляет логистическую поддержку, а частично является и источником пополнения рядов воюющих. Эффективное отгораживание ФУПТ от Афганистана едва ли возможно как в силу тесных семейно-племенных связей по обе стороны границы, так и по причинам политического, топографического и военного характера. Вооруженные экстремисты могут легко перемещаться в любых направлениях, уходя на время с территорий, где на них оказывается сильный нажим, и возвращаясь, когда все успокаивается. Во-вторых, племенные территории предлагают возможности отхода, логистики и поля деятельности для международных боевиков из аль-Каеды. В настоящее время в Афганистане действует едва ли сотня таких бойцов, в то время как на пакистанской стороне приграничья их существенно больше, если они не убрались в другие страны вроде Йемена или Сомали. Плюс еще существуют дополнительные возможности для афгано-пакистанского Талибана и аль-Каеды залегать на дно в необозримых крупных городах вроде Карачи или Кветты.

С другой стороны, племенные территории и вся провинция Северо-Запад служат приводным ремнем механизма переноса насилия из Афганистана в Пакистан. В определенном смысле война в Афганистане и гражданская война в пакистанском Северо-Западе образуют единое целое. Многие пуштуны в Пакистане считают, что присутствие американских, британских и прочих войск в Афганистане затрагивает их так же, как если бы они вторглись в их собственную страну. Не пуштунское, особенно светское, население Пакистана также в подавляющей своей части отвергает войну иностранных войск в Афганистане, упрекая собственное правительство и армию в том, что они действуют, исполняя заказ Вашингтона, и применяя насилие к части собственного населения. Видимо, это самая важная причина, почему в свое время популярный тогдашний президент Мушарраф потерял в Пакистане практически всю свою поддержку, заслужив оскорбительное прозвище «Бушарраф». Даже если это отчуждение от собственного правительства по причине поддержки политики США в Афганистане сейчас и менее выражено, оно все равно является фактором, роющим могилу легитимности пакистанского государства.

Ситуация нестабильности и насилия на племенных территориях исходит из двух источников. Один - это очевидная слабость государственности и вытекающий из этого политический вакуум (еще более усиливающийся упомянутым выше подрывом племенных структур), заполняющийся религиозными экстремистами. И второй – война в соседнем Афганистане, длящаяся с 70-х годов. Ее последствия:
А) ранее консервативный ислам политизировался и трансформировался в джихадизм;
Б) была создана военная инфраструктура (оружие, логистика, вооруженные банды и экстремистские группировки), которую смогли использовать повстанцы, афганский Талибан и аль-Каеда благодаря столь благоприятным условиям для деятельности;
В) политическая возможность проводить мобилизации против иностранных и «неверных» войск, рассматриваемых как оккупанты;
Г) приток экстремистских афганских и иностранных (арабских, чеченских, узбекских) экстремистов, в итоге ставших хорошо организованными, прекрасно вооруженными, идеологически стойкими и с боевым опытом. К этому добавляется:
Д) мобилизующая ситуация в политике, когда собственное правительство выступает против пакистанцев на стороне ненавидимых США, то есть собственная армия на территории племен рассматривается, как фактически оккупационные войска на службе иностранного государства.

Как следствие эскалации борьбы, подогреваемой частым «сопутствующим ущербом» против собственного населения, ведущейся пакистанской армией, и воздушных ударов с американских «беспилотников», насилие выплеснулось за границы территории зоны племен и провинции Северо-Запад на остальную территорию страны, приняв также террористические формы. Не может быть лишь совпадением, что первый самоубийственный теракт, осуществленный пакистанцем, произошел в 2002 году, то есть вскоре после свержения Вашингтоном афганского Талибана, а эскалация атак смертников началась лишь в 2006-м, после того, как американские дроны убили множество гражданских лиц. К этому добавились многочисленные покушения на пакистанские ключевые политические фигуры вроде бывшего президента Мушаррафа, бывшего премьер-министра Беназир Бхутто, на пакистанских военных (включая хорошо охраняемое верховное командование сухопутных сил в Равалпинди) и гражданское население.

Как результат и без того деформированная и частично непрочная государственность в Пакистане ослабла еще больше, дополнительно подорвав легитимность государства, которое явственным образом не смогло защитить своих граждан. Еще больше способствовало увеличению чувства неуверенности растущее сотрудничество действующих из зоны племен повстанцев с суннитскими экстремистами и джихадистами в Пенджабе (первоначально считавшими зоной своей деятельности индийскую часть Кашмира).

Поэтому война в Афганистане привела не только к значительным человеческим и материальным потерям, политической нестабильности в самом Афганистане, но также и к ослаблению Пакистана, многочисленным жертвам террора и росту нестабильности в стране. Сегодня по причине политического насилия и военных действий в Пакистане гибнет людей уже больше, чем в Афганистане. Заражение Пакистана политическим насилием является следствием не только войны в Афганистане как таковой, но также исторической и актуальной иностранной ролью в этой войне, сначала со стороны Советского Союза, США и некоторых арабских стран (в первую очередь Саудовской Аравии), а сегодня в лице США и союзников по НАТО.

Иностранные войска при этом сами превращаются в важнейший мобилизирующий фактор. Обсуждение западной политики в Афганистане хорошо лишь тогда, когда оно включает в себя рассмотрение воздействия на стратегически более значимую соседнюю страну. Усугублять дальнейшую дестабилизацию хрупкой атомной страны ради достижения тактической цели – едва ли возможной изоляции границы с Афганистаном, станет стратегической ошибкой с непредсказуемыми последствиями, но одно можно гарантировать точно - она в полную силу аукнется ходу войны в Афганистане.
Tags: Йохен Хипплер, Пакистан, Школа высших смыслов, мироустроительная война, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments