svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

На территории постмодерна традиционалистам ловить нечего

От переводчика.
С одной стороны я сочувствую его родителям. Но с другой стороны, еще больше рад за девушку, на которой хотели насильно женить, да так и не женили этого гомосексуалиста.


Фото: dpa
Нассер, фамилия не указана, сидящий перед залом слушаний в уголовном суде г.Берлина



http://www.welt.de/vermischtes/article138350318/Muslim-schwul-der-Zwangsehe-knapp-entkommen.html

Мусульманин-гомосексуалист едва избежал насильной женитьбы на девушке

В 15 лет Нассер открыто признался в своей гомосексуальной ориентации. Затем его похитила родная ливанская семья для принудительной женитьбы. Нассер смог затем сбежать, и вот состоялось судебное разбирательство этого дела - с поразительным исходом.


Это его день, его процесс, его выход на публику. Он не слишком хорошо спал накануне ночью. Темные круги под глазами у 18-летнего сосредоточенного парня. Утро четверга, суд первой инстанции Тиргартена. Телевизионщики окружили вход в зал № 101. Нассер мечется туда-сюда, словно тигр в клетке. Миловидный мужчина броской внешности, большеглазый, с черными локонами.

Он предпочел бы удрать, но пути назад уже нет. Он начал свою борьбу, заплатил за это высокую цену, и сейчас бьется до конца. На своей черной рубашке он наклеил стикер со словами "Стоп гомофобии". Именно это и поставлено на карту в данном процессе. Сын ливанских мигрантов - гомосексуалист, и борется за свое право жить так, как хочет сам.

Именно в Берлине это и не должно быть проблемой. В городе с бывшим бургомистром, отпраздновавшим свое открытое признание в сексуальной ориентации знаменитыми словами: "Я гомосексуален, и это тоже здорово". Однако история сына ливанских мигрантов учит тому, что не все согласны с этим, по меньшей мере, не все мусульманские семьи. Его родители сочли, что он опозорил честь семьи. Обвинение предъявлено его собственному отцу.

Однако в назначенное время не явился ни отец, ни два его брата - дяди Нассера, преступившие закон, как выражаются слуги закона, "лишением свободы" и "похищением несовершеннолетнего". Эти два понятия, выраженные суконным языком немецкого канцелярита, вряд ли позволяют осознать масштаб трагедии, пережитой Нассером с того момента, как он в 15 лет признался в своей нетрадиционной ориентации.

Ведомство по делам несовершеннолетних уже лишило родителей родительских прав

Речь идет о домашнем насилии, об угрозе насильственной женитьбы и попытке вывезти собственного сына в бессознательном состоянии автомобилем в Ливан. Эта попытка провалилась. Это единственные доказуемые обстоятельства в истории, звучащей настолько невероятно, чтобы быть правдивой. Может быть, это объясняет, почему среди наблюдателей за процессом сидит и крупный мужчина в пальто и желтой шали, которого многие знают как режиссера и гомоактивиста Розу фон Праунхайм. По его словам, он восхищен мужеством Нассера и хочет экранизировать его историю.


Фото: dpa
Сегодня Нассеру 18 лет, и процесс над его похитителями состоялся. Суд первой инстанции берлинского Тиргартена назначил его отцу и двум дядям в качестве наказания денежный штраф.


Дата кульминации этой истории известна точно. 12 декабря 2012 года Нассер очнулся из своего оглушенного состояния, и на румыно-болгарской границе как то сумел с заднего сиденья машины привлечь к себе внимание. Пограничники освободили его, причем Интерпол еще раньше дал ориентировку, когда один озабоченный служащий Югендамта (ведомство по делам несовершеннолетних) обратился в уголовную полицию берлинского района Нойкёльн.

Уже тогда Югендамт был законным опекуном юноши, после лишения его родителей родительских прав. Для этого Нассеру хватило показать свои шрамы. По его словам, его ошпарили кипятком и облили бензином (горящим, надо полагать, но прямо не сказано, а по лицу не видать - svonb).

С тех пор он жил под новым именем в заботившейся о нем квартире совместного проживания, в секретном месте, заканчивая учебу в школе. Существовала договоренность, что он должен ежедневно докладываться в Югендамт, и без его согласия не может покинуть Германию. Когда он перестал сообщать о себе с декабря 2012-го, сотрудники почуяли неладное. Может быть, это и спасло ему жизнь.

Суд присудил денежный штраф, словно за кражу имущества

Что произошло далее, будит в памяти Кафку. После инцидента на румыно-болгарской границе отец смог невозбранно вернуться в Германию, гласит информация из окружения людей, поддерживающих Нассера в борьбе за свою реабилитацию.

Его пресс-секретарь - Саша Лангебах, 47 лет, бывший журналист "Бильд", сегодня он пресс-секретарь в окружном суде берлинского района Фридрихсхайн. Профессионал в медийной области, сопровождающий Нассера при даче интервью. Он же был и в четверг, когда суд объявил то, чего уже опасались на основании инсайдерской информации: публичных слушаний не будет, потому что обвиняемые не явились в суд. Решение судьи по уголовному делу, вынесенное в порядке упрощённого судопроизводства, гласит: денежный штраф, исходя из ставки 15 евро, умноженный на 90 дней. Процесс окончен.


Фото: dpa
"Я хотел бы, чтобы люди увидели, как государство реагирует на такие случаи, как принудительная женитьба, злоупотребление положением или похищение с вывозом за границу", - обосновал свое заявление выросший в Германии Нассер.

Услышав приговор, Нассер ушел в себя. По нему было явно видно, как он разочарован. Его возмущенный адвокат кинулся к судейскому столу, а потом бормотал под нос о сделке, которую адвокаты другой стороны заключили с прокуратурой, явно, чтобы отец и братья отделались легким испугом. Какие-то 1325 евро за кошмар, от которого Насер не отошел и поныне? Такое наказание назначается за простую кражу. Это звучит нелепо.

Разочарование читалось и на лицах членов организаций по защите прав человека, что следили за процессом. Организация "Земля женщин" обещала, что решение суда будет своеобразным сигналом для прочих. Посланием о том, доверять защите ли и идти в суд. С 2011 года принудительный брак считается уголовно наказуемым деянием. Эта новация в уголовном кодексе стала реакцией на убийства "во имя чести" вроде случая с жившей в Берлине Хатун Сюрюцю.

Для Нассера началась вторая жизнь

Приговор же по делу Нассера не годится ни для того, чтобы воодушевлять детей, ни чтобы стращать родителей. 18-летний парень после едва ли десятиминутного слушания заверил с мужественной улыбкой, что он не будет оспаривать приговор: "Суд должен делать и делает то, что считает правильным". Страх? Нет, возможности мести он не боится. Сейчас началась его вторая жизнь. Он хочет закончить школу и работать бортпроводником.

Но есть в его речи предложения, звучащие не от сердца, а словно заученные наизусть. В первую очередь потому, что Саша Лангебах следит за тем, чтобы с губ Нассера не сорвалось ни единое слово, которое может быть использовано против него. Перед слушаниями Лангебах сказал, что Нассер сам должен заботиться о своей защите. Ему было показано, что "право и справедливость не одно и то же". Ему всего лишь 18 лет. При всем уважении к его мужеству у Лангебаха холодеет в животе при мысли, что своей борьбой за признание собственной гомосексуальности Нассер подвергает себя реальной опасности.

И это вовсе не отдельный случай. Из 460 дел, которыми в 2013 году занималась рабочая группа по борьбе с принудительными браками, в 29 потерпевшими фигурируют юноши и мужчины, говорит координатор группы Петра Кох-Кнёбель, уполномоченная по вопросам равноправия полов из округа Фридрихсхайн-Кройцберг. Все гомосексуалисты, но никоим образом не одни лишь мусульмане. Среди искавших помощи и индусы, и езиды курдского происхождения, и даже польские католики. И их доля выросла заметно больше по сравнению с женщинами. "В 2007 году на 378 случаев лишь 12 приходились на мужчин и подростков".

В поисках помощи большинство из них попадает в силки сети государственного попечения. Правда, несовершеннолетние могут кратковременно находиться в учреждениях для подростков, находящихся в бедственном положении, но справки о том, что предлагает девушкам организация "Папатя" (ромашка с турецкого - прим. пер.), отсутствуют. Похоже, что Нассеру еще повезло с тем, что Югендамт лишил его родителей прав, в 15 лет поместив в квартиру совместного проживания. И все же, можно ли так безоговорочно рвать с родителями?

Нассер ясно ответил отказом на этот вопрос в ходе процесса. Он сказал, что хотел бы, чтобы его отцу хватило мужества предстать перед судом. Но он не исключает, что когда-нибудь они все же встретятся. "После всего, что случилось, это все равно моя семья".

Анти Хильдебрандт
Tags: Школа высших смыслов, война с культурой, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments