svonb (svonb) wrote,
svonb
svonb

Хамид Карзай: Афганистану грозит опасность оказаться под башмаком Пакистана


Фото: Pool/Reuters
Приход Хамида Карзая (в центре) в субботу в парламент, Кабул.

guardian-logo.bmp

http://www.theguardian.com/world/2015/mar/09/hamid-karzai-if-we-give-up-control-of-our-foreign-policy-pakistan-taliban-ashraf-ghani-india

Джон Бун

Бывший президент рассказал "Гардиан" о своей озабоченности креном Афганистана в сторону Пакистана, и рискованной игрой Ашрафа Гани по достижению мирного соглашения с Талибаном.

Историческая борьба Афганистана против британского империализма и советского вторжения окажется напрасной, если страна уступит давлению соседнего Пакистана, предостерег Хамид Карзай через свое интервью газете "Гардиан".

Бывший президент Афганистана сделал это замечание в момент, когда сменивший его на президентском посту Ашраф Гани преодолел традиционно недружелюбное отношение к Пакистану в надежде получить от него помощь в достижении соглашения о мире с Талибаном.

За последние месяцы был совершен ряд немыслимых в свое время уступок Пакистану, что привело в ужас Карзая и многих лиц, помогавших ему править свыше десятка лет.

"Мы хотим дружеских отношений, а не быть под башмаком Пакистана", - сказал он.

Гани вряд ли может себе позволить игнорировать это мнение, учитывая как много людей соглашаются с Карзаем, хорошо известной и харизматичной фигурой, остающейся в гуще афганской политики.

Разница между политиками видна и в том, что Карзай никогда не отдыхал, а Гани въехал в свой новый жилой и деловой комплекс в Кабуле, сделанный в виде упрощенной копии президентского дворца 19-го века.

Наряду с сохранением многих атрибутов главы государства он продолжает вести себя, словно остается им, ежедневно принимая поток официальных лиц, иностранных послов и племенных делегаций со всей страны.

Карзай отвергает любые предположения, что он находится в центре того, что один из его бывших коллег описал как "карманную оппозицию" Гани.

"Да, между нами существуют различия, но я не хочу ничего говорить. Я хочу хранить молчание, давая советы президенту Гани лишь в приватной обстановке. Я полностью поддерживаю это правительство", - говорит Карзай.

Вопреки профессиональной сдержанности Карзай резко критикует некоторые из ключевых новшеств Гани, вроде решения прошлого месяца об отправке шести военных кадетов в Пакистан для обучения на офицеров. Готовность Карзая посылать своих граждан в Индию в свое время привела в ярость пакистанских генералов, полагавших, что будущие афганские военачальники проникнутся идеями смертельного врага Пакистана.

"Мы не должны посылать свои войска для обучения в любые соседние страны, особенно если они в ответ посылают нам террористов-самоубийц", - сказал Карзай, указав тем самым на тот факт, что верхушка Талибана, а также большинство организационно-логистических структур этой организации могут свободно действовать на территории Пакистана.


Фото: Ahmad Kamal/Xinhua Press/Corbis
Ашраф Гани (слева) и премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, совместно смотрят игру в крикет в Исламабаде, ноябрь 2014.

В прошлом месяце бывший военный правитель Пакистана Первез Мушарраф подтвердил в интервью "Гардиан", что разведка страны поддерживает связи с Талибаном, потому что Индия и Пакистан вовлечены в "опосредованную войну", войну чужими руками, в Афганистане.

Это отражает стойкую позицию пакистанских стратегов, аргументирующих, что Афганистану нельзя позволить иметь слишком дружеские связи с заклятым врагом Пакистана.

Но афганцы, по словам Карзая, никогда не пойдут на подобострастие к любой иностранной силе, какие бы трудности ни влекло такое решение.

"Я пацифист, я ненавижу насилие, и мы жили бы сейчас куда лучше, если бы не сражались в свое время против Советского Союза", - говорит он, ссылаясь на эпическое повстанческое движение моджахедов в 80-е годы. "Но если мы отдадим контроль над нами иностранной силе, то все войны, что вел Афганистан против Британской империи 100 лет назад, и против Советского Союза, окажутся напрасными", - сказал он.

Партнеры же Карзая высказываются еще более откровенно о своем гневе по поводу политики Гани к Пакистану.

Рангин Дадфар Спанта, бывший министр иностранных дел и советник под делам национальной безопасности, присутствующий на встрече Карзая с "Гардиан", сказал, что политика унизительного "умиротворения" враждебной силы никогда не заставит ее свернуть со своего пути (сказать такое на встрече с англичанами! Это ж прямая параллель с "Мюнхенским сговором" 1938 года - прим. пер.).

Он встревожен усилиями Гани по удержанию на дистанции Индии, региональной сверхдержавы. О недовольстве Дели свидетельствует приостановка работ по некоторым ключевым проектам, поддерживаемым Индией в Афганистане, обвиняет Спанта.

Спанта и многие другие изумлены односторонним стремлением Гани к военной поддержке Пакистана, мало что дающей взамен.

Так, Гани послал войска в восточный Афганистан, чтобы сражаться против движения пакистанского Талибана, Tehrik-i-Taliban Pakistan, нацеленного на атаки Пакистана, в то время как Талибан афганский наслаждается собственной безопасностью по ту сторону границы. Также Пакистан получил доступ к пленным пакистанским талибам, содержащимся в Афганистане.

Один бывший высокопоставленный член команды Карзая сказал, что был шокирован, узнав, что Гани встретился с руководителем пакистанской межведомственной разведки Ризваном Ахтаром, и на эту встречу не был приглашен глава разведки афганской - Рахматулла Набил.

Экстраординарная серия недавних встреч между гражданскими и военными лидерами Афганистана и Пакистана, как в Исламабаде, так и в Кабуле, причинила острую боль Карзаю, сказал один дипломат.

За время нахождения в должности он 21 раз побывал с визитом в Исламабаде, но краткие периоды сердечных отношений [неизменно] вскоре возвращались к желчности.

На фоне недоверия, а то и ненависти к глубокому прогибу под Пакистан, Гани срочно требуется продемонстрировать, какие выгоды приносит эта политика.


Фото: Shah Marai/AFP/Getty Images
Торговец в Кабуле держит ковер с вытканным изображением бывшего президента Хамида Карзая.

Подчинение неотложным вопросам - несчастье для многих политических воротил из "правительства национального единства" Гани, вынужденного оформить его с участием своего соперника Абдуллы Абдуллы, отношения с которым не улучшила годичной давности президентская гонка, омраченная массовыми нарушениями в ходе выборов.

Попытка разделить власть урезала количество должностей, доступных для умиротворения недовольных спонсоров обоих политиков. Еще больше добавили масла в огонь усилия Гани по изгнанию из власти того, что один дипломат назвал "бизнесом мафиозного типа", что Карзай всегда тщательно скрывал даже ценой дисфункции работы правительства и коррупции.

"Мафиозные деятели очень недовольны текущим курсом, и идут под крыло Карзая и прочих", - сказал дипломат. "Знаки прогресса в ходе мирных переговоров, или пробуксовка весеннего наступления с политической точки зрения крайне важны для Гани".

Президент полагается на влияние Пакистана на Талибан, надеясь принудить представителей повстанцев вести официальные, без посредников, переговоры с афганским правительством, что может привести к политическому урегулированию и в течение ближайших лет положить конец конфликту.

В самом ближайшем времени правительство отчаянно надеется достичь с Талибаном соглашения о прекращении огня, после того как в новой вспышке насилия погибло рекордное количество гражданских и военных лиц.

Надежды на прорыв в ситуации возросли в ходе беспрецедентной серии встреч между Гани и военным руководством Пакистана, которая уверила афганского лидера в росте желания Талибана вести переговоры.

По информации некоего западного дипломата из Исламабада, уже состоялась секретная предварительная встреча между официальными лицами и представителями Талибана, на которой обсуждалось, где и когда может состояться первая встреча облеченных полномочиями лиц.

Чаши весом колеблются, на одной из них сильное стремление общества к миру, а на другой беспокойство по поводу крена в сторону Пакистана. И последнее может еще возрасти, если Талибан продолжит свои атаки.

"Лето может быть кровавым, время от времени перемежающим бои с неудовольствием от хода переговоров", - предсказывает Омар Даудзай, один из наиболее влиятельных чиновников эры Карзая, служивший главой администрации президента и министром внутренних дел.

Даудзай, бывший посол в Исламабаде, сказал, что рассматриваает попытки Гани добиться расположения со стороны Пакистана как "смелые", но в конечном итоге усилия изменить отношения между странами потерпят неудачу.

"Он совершает сомнительные шаги, на которые не шли его предшественники, и теперь остается лишь ждать, насколько искренне ведет себя пакистанская сторона", - сказал он. "Но касательно искренности Пакистана я настроен более скептически, чем когда бы то ни было".
Tags: Афганистан, Пакистан, Школа высших смыслов, мироустроительная война, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments