Обмен агентов в 1985 году: большое шоу на Глиникском мосту


Фото: DPA
Решающий момент: 11 февраля 1986 года состоялся последний обмен агентами на Глиникском мосту . На снимке сотрудники спецслужб в штатском.



http://www.spiegel.de/einestages/agentenaustausch-auf-der-glienicker-bruecke-1985-a-1037667.html

Норберт Пётцль

25 агентов ЦРУ на четверых кадровых разведчиков восточного блока: 30 лет назад состоялся крупнейший за время холодной войны обмен. Этому обмену предшествовали восемь лет переговоров. Однако человека, которому собственно и обязано начало переговорного процесса, на мосту не было.


На Глиникском мосту , что между Потсдамом и Западным Берлином, запретной зоной, куда разрешен доступ только сотрудникам иностранных военных миссий и дипломатам, в тот солнечный день царила деловая суета. По данным министерства государственной безопасности ГДР обычно в месяц через мост проезжали порядка 500 военных автомобилей и переходили 15-20 человек. Теперь же на мосту через Хафель толклись десятки сотрудников спецслужб, пограничники и правительственные чиновники.

На стороне Постдама стоял автобус с 25 пассажирами, проведшими дни накануне в тюрьме штази в округе Карл-Маркс-Штадт. Помимо граждан ГДР это были шесть поляков и один австриец. В ГДР и Польше они получили многолетние, а кто-то и пожизненные, сроки заключения за шпионаж на ЦРУ. Многие из них находились в заключении уже продолжительное время. И вот теперь они ждали свободу на Западе.

Ровно в 12 часов со стороны Западного Берлина с шумом пронесся конвой американских лимузинов и микроавтобусов. В одном из автофургонов "Шевроле" сидели четыре бывших шпиона из стран восточного блока: Мариан Захарски, официально директор польской экспортной фирмы в Лос-Анжелесе, в действительности офицер польской разведки, имевший задание выведать тайны планов вооружения США, за что в 1981 году был осужден к пожизенному заключению; Пенью Костадинов, бывший торговый атташе болгарского посольства в Вашингтоне, взятый в 1983 году с поличным при получении конфиденциальных правительственных документов от агента ФБР под прикрытием; Альфред Цее, ГДР-ский физик из Дрездена, который, будучи приглашенным профессором в Мексику, передал в Восточный Берлин секретные данные о ВМФ США. В ноябре 1983 года он был арестован на конференции в Бостоне и в апреле 1985 года приговорен к восьми годам лишения свободы. Четвертой была Алиса Михельсон, гражданка ГДР и курьер КГБ, задержанная в 1984 году в нью-йоркском аэропорту Кеннеди.

Фогель в "Мерседесе" цвета золота

Квартет рано утром 11 июня 1985 года был доставлен военным транспортником США в западно-берлинский аэропорт Темпельхоф. В помещении аэропорта, в наручниках, прикованные в сооруженных по этому случаю одиночных кабинах, четыре восточных шпиона были предъявлены в 10 часов утра восточно-берлинскому адвокату Вольфгангу Фогелю. Этот представитель от ГДР, что вел переговоры с представителями американского правительства и посещал шпионов в тюрьмах США, должен был идентифицировать их личности. Фогель ужаснулся наручникам, применение которых американский дипломат Джон Корнблум позднее в телевизионном интервью оправдывал тем, что нужно было предотвратить контакты между четверкой лиц, все еще остававшихся пленниками США. Лишь после этого американский приказ о применении наручников был отменен.

Два часа спустя собравшиеся на Глиникском мосту с нетерпением ждали начала момента передачи. Нервно сновал туда-сюда Ричард Берт, помощник госсекретаря, выдвинутый на должность посла США в ФРГ. Наконец в "Мерседесе" цвета золота прибыл Фогель, за рулем была его жена Хельга. Берт и Фогель на своих машинах переехали на потсдамскую сторону моста, где вошли в автобус. Там Берт объяснил пассажирам, что они вольны оставаться в ГДР, что двое и сделали по личным причинам. Остальные 23 человека переехали через белую отметку границы на середине моста, и пересели в автобус, предоставленный западными немцами.

Теперь могли возвращаться домой и восточные шпионы. Фогель приветствовал их, обнял своего земляка Цее, а Алису Михельсон от радости крепко прижал к себе. Весь процесс снимала команда телеканала ARD, тележурналистка которого, Ренате Бютов, очевидно, загодя получила информацию от американской стороны. Как отметил Фогель за несколько дней до этого в секретном отчете, американцы "явственно хотят устроить настоящее шоу с участием множества людей и машин".

Обмен завершился 11 июня 1985 года в 13 часов, после чего на Глиникском мосту снова воцарилась зловещая тишина.

Неразрешимый случай

Переговоры, закончившиеся в итоге удачно, начались восемь лет назад вокруг человека, в итоге так и не оказавшегося в тот день среди обретших свободу - правозащитника Анатолия Щаранского.

Русский еврей (так в тексте - прим. пер.) Щаранский был арестован в 1977 году и летом того же года обвинен в шпионаже на ЦРУ. "Братья по вере" на Западе немедленно выступили за его освобождение.

В сентябре 1977 года Шабтай Калманович, помощник депутата израильского кнессета Самуэля Флатто-Шарона, посетил Фогеля в его восточно-берлинском офисе. После того, как адвокат в существенной степени поспособствовал обмену 10 февраля 1962 года осужденного в США топ-агента КГБ Рудольфа Абеля на сбитого летчика-шпиона Френсиса Гэри Пауэрса, он стал считаться международно признанным специалистом по щекотливым делам. До момента краха ГДР в 1990 году Фогель посредничал в обмене примерно 150 осужденных агентов из 23 стран, и в выкупе правительством ФРГ более чем 33 тысяч политзаключенных из ГДР.

Но дело Щаранского оказалось неразрешимым. Москва потребовала от правительства США признания о том, что русский диссидент, осужденный в июле 1978 года к 13 годам лишения свободы (три года тюремного заключения и далее отбывание в колонии строгого режима), шпионил по заданию ЦРУ, но президент Джимми Картер отказался менять правозащитника в статусе шпиона. Поскольку американские власти не хотели вести переговоры с адвокатом из ГДР, Фогель зондировал почву через частных лиц - нью-йоркского раввина и еврея-депутата в палате представителей конгресса США. Так ему все же удалось в 1978 году дать свободу арестованному в США шпиону КГБ в обмен на севшего на вынужденную посадку и задержанного в коммунистическом Мозамбике израильского летчика, а также осужденного в ГДР американского студента.

Сделка

Для Щаранского решение не находилось, потому что правительство США и далее настаивало на его безусловном освобождении. Поэтому Фогель попытался предложить Западу альтернативные объекты обмена. В ГДР таковых было множество: в ее тюрьмах сидели около 30 бывших сотрудников ЦРУ, ради освобождения которых спецслужбы США и пальцем о палец не ударили, поскольку речь не шла об американских гражданах.

Летом 1980 года Фогель передал западно-германскому тележурналисту Лотару Лёве список этих то ли наивных, то ли авантюрных агентов, в свое время завербованных спецслужбами США. Не имея достаточного обучения в части скрытности и конспирации, они выполняли задания по шпионажу за военными объектами на территории ГДР: радарами, передвижением войск, ракетными позициями. Фогель предупредил, что родственники заключенных поведают общественности о том, как ЦРУ бросило своих людей в беде. Лёве передал этот список высокопоставленному представителю правительства США, которое уже было готово к ведению переговоров. Впрочем, американская сторона сразу дала понять, что несмотря на драконовские наказания, речь идет о мелкой рыбешке. То есть не может быть никакого обмена в паритете "один на один". ФБР только что поймало в свои сети шпионов куда более крупного калибра, среди которых были Захарски, Костадинов и Цее.

Фогель месяцами торговался с высокими чинами американского МИД и Минюста, пока не было достигнуто согласие об обмене 25 западных агентов на четверых восточных шпионов. В конце концов это было большое несоответствие, и Фогелю пришлось оправдываться по этому поводу перед министром госбезопасности Эрихом Мильке, за которым было последнее слово в согласии на сделку. Фогель заверял, что в связи с различной значимостью освобождаемых он достиг ровного баланса. В конце концов Мильке завизировал список.

Так, после передачи Абеля и Пауэрса в 1962 году, Глиникский мост во второй раз стал ареной легендарного обмена агентами. Как правило, разоблаченные агенты передавались другой стороне незаметно, зачастую на межнемецком пограничном переходе Варта/Херлесхаузен, как было, к примеру, в 1969 году с Хайнцом Хельфе, "кротом" КГБ в немецкой разведке, или в 1981 году с Гюнтером Гийомом, шпионом в ведомстве федерального канцлера.

Анатолий Щаранский, из-за освобождения которого собственно и заварилась вся эта каша, не смог оказаться в 1985 году на Глиникском мосту. Он обрел свободу лишь 11 февраля 1986 года, после того, как в Москве при новом генеральном секретаре КПСС Михаиле Горбачеве наступила оттепель в холодной войне. Восток и Запад пришли к небольшому компромиссу: диссидент Щаранский, один из четверки восточных арестантов, что должны были быть обменены на пятерых узников Запада, должен был переходить на другую сторону моста не в компании бывших шпионов, а в одиночку, предшествуя остальной партии.



Фото: DPA
Глиникский мост: строение через реку Хафель соединяет берлинский Целендорф с Постдамом. Итого за время холодной войны мост трижды становился ареной обмена агентов между Востоком и Западом.


Фото: AP/ARD
И мышь не проскочит: сотрудники спецслужб обеих сторон контролируют 11 июня 1985 года происходящее по обе стороны моста через Хафель. Репортер ARD заблаговременно узнала о планируемом обмене, ее команда вела съемку процесса.


Фото: ullstein bild
Четыре восточных шпиона в обмен на 23 агента Запада: 11 июня 1985 года освобожденная курьер КГБ и гражданка ГДР Алиса Михельсон обнимает восточно-берлинского адвоката Вольфганга Фогеля, бывшего посредником обмена.


Фото: AP
Трудный случай: в 1977 году начались переговоры по поводу арестованого в Советском Союзе русского диссидента Анатолия Щаранского (слева), но лишь 11 февраля 1986 года ему довелось перейти через мост в сопровождении посла США в ФРГ Ричарда Берта.


Фото: AP
Обмен пленными: за Щаранского и еще трех узников Восток получил от Запада 11 февраля 1986 пятерых своих бывших шпионов.


Фото: DPA
У шлагбаума: 10 февраля 1962 года при содействии восточно-берлинского адвоката Вольфганга Фогеля состоялся первый обмен пленными на Глиникском мосту.


Фото: AP
На снимке летчик-шпион Френсис Гэри Пауэрс запечатлен на судебном процессе 17 августа 1960 года в Москве, 10 февраля 1962 был обменен на осужденного в США топ-агента КГБ Рудольфа Абеля.


Фото: DPA
Искусный переговорщик: после удавшегося обмена в 1962 году адвокат из восточного Берлина Вольфганг Фогель стал международно признанным специалистом по щекотливым операциям. Снимок 1996 года, на заднем плане его жена Хельга.


Под покровом темноты: обычной все же была практика незаметного обмена разоблаченными агентами, как, например, в 1969 году на пограничном КПП Херлесхаузен был обменен бывший сотрудник немецкой разведки, агент КГБ Хайнц Фельфе на 21 политзаключенного гражданина ГДР.
Большое спасибо Вам!
Очень интересно...
И что-то я слышала... Что-то.
А теперь вот, узнала.
а я под впечатлением этой статьи "Мертвый сезон" качаю, чтобы пересмотреть :-)
Я тоже подумала об этом фильме. Многое забылось.
Стерлись эпизоды...
Но сейчас читаю так много хорошей литературы, документов.
спасибо тем, кто перевод делает качественно, легко воспринимается и точно передает мысль.

Часто думаю о том, сколько потеряно времени, желания и возможностей для того, чтобы вбить в молодые головы выдумки.
Да, разительный контраст. Немцы меняли своих на своих втихушку, но как одной из сторон обмена стали США, так тут же произошло действо в стиле Голливуда. Особенности национального характера?
Особенности системы, которая взращивает угодных ей.
тоже с благодарностями, бо я об этом знала очень мало.